Вокруг света 1993-08, страница 26




Вокруг света 1993-08, страница 26

городе. Даже покажет вещи, найденные в Тарекитаре. У Ньяна Васа зовут этого достопочтенного человека.

Так мы и поступили.

У Ньяна Васа встретил нас приветливо и сразу же отдал какое-то распоряжение мальчику-послушнику. Вскоре тот вернулся со шкатулкой из потемневшего серебра.

— Вот это монеты, которые чеканились из серебра тысячу лет назад в государстве пью,— сказал монах и высыпал на стол горсть монеток.

... Народ пью, исчезнувший народ.

Ради него, ради того, чтобы увидеть его следы, собрался я в «старый город Тарекитару». Интерес к пью возник не случайно: каждый, кто занимается Бирмой, начинает с культуры этого народа. У целых народов, как и у отдельных людей, по-разному складываются судьбы. Греки, например, известны с глубокой древности, они продолжают существовать и сейчас. Скифы — ослепительно вспыхнув на историческом небосводе, подобно кометам, исчезли в толще времени. (Тут, конечно, можно спорить: и о том, насколько потомки древних эллинов — нынешние греки, и о том, в каких современных народах продолжаются скифы.) Народ пью создал высокоразвитую самобытную цивилизацию на территории современной Бирмы в первых веках нашей эры, а затем сошел с исторической арены. Остались древние города — развалины по большей части. Знакомые бирманцы посоветовали побывать в Национальном музее Рангуна, чтобы лучше узнать судьбу пью. Бирманцы — предупредительные, всегда готовые прийти на помощь, люди. В музее моим гидом вызвался быть смотритель У Кхин Ньюнт. Так что у меня все ранее прочитанное о пью дополнилось рассказом У Кхин Ньюнта. Вот какая сложилась историческая панорама жизни народа пью.

Пью говорили на одном из языков тибето-бирманской группы. Они появились в среднем течении реки Иравади на рубеже эр, переселившись, как полагают ученые, из северо-вос-точных районов Китая. В долине Иравади пью создали крупное государство. Оно просуществовало с I по IX век нашей эры. Известны три его главных центра — города Пейктано, Тарекитара и Халинджи. Государство пью было немалым: расстояние от Та-рекитары до Пейктано — 100 километров, а до Халинджи — 500.

— Археологи лучше всего изучили Тарекитару, это около нынешнего города Пром,— сказал У Кхин Ньюнт — Там сохранились развалины древнего городища. Пять километров в диаметре, обнесено высокими стенами со рвом и земляными валами.

Пью знали секреты обработки металлов, были искусными стеклодувами, изготовляли керамическую, глазурованную посуду. Подобно

тому, как сохранился «водопровод, сработанный еще рабами Рима», дошли до наших дней ирригационные сооружения, возведенные пью тысячелетие назад. Ими пользуются и сейчас.

Один из секретов пышного расцвета цивилизации пью — в синтезе, взаимном обогащении различных культурных и религиозных традиций. Идеи государственности, воплощенные в законах Ману, и письменность (она потом легла в основу бирманской) пришли из соседней Индии. Пью были буддистами, причем у них сосуществовали обе ветви: южная — хинаяна, северная — махаяна. Поклонялись пью и индийским богам, веровали в различных духов.

Пью поддерживали широкие связи с внешним миром. Вообще, масштабы контактов между древними цивилизациями просто поразительны. Из китайских хроник мы узнаем о том, что Китай неоднократно посещали посольства правителей пью, а китайские пилигримы бывали в городах пью. Путешественники, как сообщают хроники, восхищались величием этих городов, мощностью крепостных сооружений, великолепием дворцов и буддийских храмов, украшенных скульптурными рельефами, резьбой, позолотой и стеклянной мозаикой. Государство пью поддерживало связи почти с двумя десятками царств, с островом Ява и другими не менее отдаленными странами. Можно предположить, что были контакты между королевством пью и буддийской Кушанской империей, в состав которой входила и часть бывшей советской Средней Азии. Здесь, на берегах Амударьи, раскопаны крупные буддийские культовые центры, процветавшие в начале нашей эры. Государство пью было частью огромного буддийского мира, раскинувшегося от Афганистана на западе до Вьетнама на востоке, от Средней Азии на севере до острова Ява на юге.

Воины пью служили в отрядах северотайского государства Наньчжао, захвативших в 863 году город Взлетающего Дракона— нынешний Ханой. Целый зал в Национальном музее называется «Эпоха пью».

У Кхин Ньюнт подвел меня к витрине, где были выставлены бронзовые статуэтки, необычайно выразительные.

— Это так называемые музыканты-путешественники пью, — пояснил он — Наверняка вы читали о них в бирманской прессе.

Говорят, что архитектура — застывшая музыка, которая звучит столетия... Тут через века слышна была сама музыка... Сохранились восторженные «резенции» на музыкальное и танцевальное искусство пью в хрониках китайской династии Тан. Дело в том, что в 801-802 годах король пью

направил в Китай свое посольство, которое сопровождали 35 музыкантов и танцоров. Хроника сообщает, что музыкальные инструменты пью были сделаны из бамбука, кожи, меди и раковин. Для их изготовления употребляли также золото, серебро, олово, бронзу и свинец.

... Прошла тысяча лет. За это время королевство пью было разгромлено государством Наньчжао. Сами пью полностью растворились в родственных им бирманцах. И в январе 1967 года сведения танских хроник полностью подтвердились. На севере древнего города Тарекитара, рядом с буддийской ступой Паяма, археологам посчастливилось обнаружить пять бронзовых фигурок: музыкант, играющий на флейте, барабанщик, человек, бьющий в литавры — небольшие тарелки, танцор. Все почти в двенадцать сантиметров высотой. Пятая фигурка — всего семь сантиметров с небольшим — изображает певца, застывшего в экспрессивном танцевальном движении. Не те ли это музыканты, которые в самом начале IX века побывали в далеком Китае? Тем более, что датируются они близким к этому визиту временем. Но тут путешествие музыкантов не завершилось. Скорее наоборот: оно приняло бурный и даже авантюрный характер. В марте того же 1967 года бронзовые музыканты, за исключением фигурки певца, были похищены из промского музея и бесследно исчезли. О них ничего не было слышно больше 16 лет. Только в ноябре 1983 года коллекционер из Нью-Йорка, к которому они попали тайными путями, возвратил реликвии их настоящему и единственному хозяину — бирманскому народу. Теперь музыканты, столь склонные к перемене мест, надежно хранятся и тщательно изучаются в хранилище Национального музея Рангуна. Для посетителей выставлены их копии. В виде исключения У Кхин Ньюнт провел меня в хранилище и достал из сейфа подставку с реликвиями. Я пристально вглядывался в бронзовые фигурки и поражался их удивительной пластичностью, их динамизмом. Настоящие шедевры! Музыканты показаны в работе. Наверное, исполнялось какое-то театральное действо. Даже не нужно много воображения, чтобы услышать звуки флейты, потом дробь барабана, а затем песню на языке, который не звучит целое тысячелетие. Ведь и сейчас в Бирме музыка, танцы и театр, истоки которых в культуре пью, тесно связаны между собой.

В музейных витринах привлекают внимание и другие уникальные экспонаты. У Кхин Ньюнт показал мне серебряную шкатулку филигранной работы. На ней изображены четыре Будды, сопровождаемые учениками.

Трогательными показались мне Будды-дюймовочки (так я их назвал

24



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?