Вокруг света 1993-10, страница 34

Вокруг света 1993-10, страница 34

прошли не так много, и тюрьма еще маячила на горизонте вездесущим стражем. Китайцы понуро брели вперед с непроницаемыми лицами.

До пальмы оставалось несколько шагов, но китайцы ничем не выдавали себя. «Господи! — с отчаянием думал Василий.— Чертовы истуканы! Чего они медлят?!» Ему хотелось броситься к ним, встряхнуть как следует, чтобы они наконец очнулись. Когда первый охранник поравнялся с пальмой, Василию казалось, что он слышит гул своих накаленных нервов.

С редким мастерством один из китайцев упал на землю, издавая странные звуки. Все пришли в движение. Василия и его спутника отгородили от глаз охранников, освобождая им дорогу к пальме. Голландцы пытались утихомирить орущего китайца.

В два прыжка Василий с китайцем оказались у пальмы. Еще один шаг, и они навсегда скроются от охранников. Неожиданно Василий споткнулся о чью-то ногу и упал на землю рядом с пальмой.

— Лежи, Малиган! Там засада! — прошептал Мурали.

Охранники, опомнившись, открыли стрельбу. Василия

спасли два тела, закрывшие его от пуль,— Мурали и китайца. Стрельба прекратилась так же внезапно, как и началась.

— Ну, что? Готов? — услышал Василий голландскую речь.

— Наверняка!

— Ну-ка, тащите покойников сюда! — приказал заключенным охранник.

Когда Василий поднялся с земли, все замерли, с недоумением и страхом рассматривая его.

Первыми опомнились голландцы.

— Негодяй! — закричал старший из них.— Ты пытался бежать вместе с этими обезьянами!

— Неправда! - Василий сообразил, что его хотели убить, подстроив побег.— Мне тоже стало плохо, и я побежал к кустам. Или вы хотели, чтобы я сидел без штанов прямо на дороге?

Голландцы не ожидали такого поворота. У них были четкие инструкции — убить русского при попытке к бегству. Растерянные, они молчали, не зная, что делать.

— Ведите меня обратно в тюрьму, там разберемся,— предложил Василий.

Старший охранник подошел к нему и со всего размаха ударил прикладом в лицо. Василий устоял. Кровь потекла из носа и ушей, но он не двинулся с места

— Ну, что будем делать? — спросил другой голландец — Может, добьем его здесь?!

Старший задумался. В шеренге находились заключенные, не посвященные в их планы. Лишние разговоры могли навлечь беду.

«Лучше уж сдать поскорее этого чертова русского, — рассуждал он — Кто их знает, почему они решили от него избавиться?! Мы потом тоже неугодны будем, чтобы лишнего не сказали. Пусть другие в эти дела впутываются. Сдадим его обратно — поругают, поругают да и забудут о нас. Зато в живых останемся».

— Пошли,— приказал он и энергично зашагал.

Ночью Василия пытались задушить китайцы, но он дрался с безумством одержимого. Крики китайцев разбудили заключенных, и некоторые из них не побоялись прийти ему на помощь.

На рассвете в камеру пришел сам Ван дер Вальк. Никогда еще голландец не был так взбешен. Выпученные глаза, толстые суетливые руки, свисающий живот — все находилось в нервном движении.

— Ты, ты! — задыхался от ярости Ван дер Вальк.— Подонок! Дрянь! Скотина! — кричал он —Убить тебя мало, ничтожество!

Василий не проронил ни слова. Непонятная уверенность, что сегодня его не убьют, давала силы.

Василия грубо вытолкнули из камеры и повели через тюремный дворик, мимо лазарета, к выходу. Впереди шел Ван дер Вальк. «Что на этот раз они придумали?!» — терялся Василий в догадках, стараясь держаться поближе к Ван дер Вальку и не делать лишних движений. В проходной они остановились. В полумраке небольшой комнаты после яркого солнца все расплывалось, как в густом тумане.

— Вот он, забирайте! — раздался злобный голос Ван дер Валька.

«Кому это он меня сдает?!» — насторожился Василий, вглядываясь в неясные силуэты.

Постепенно глаза привыкли к полумраку. «Я опять брежу! Не может быть! Нет!» Он, не мигая, смотрел на двух офицеров

российского флота и не слышал ничего, кроме сумасшедших ударов своего сердца. «Поверь! — Поверь!» — стучало оно все сильнее.

«Родные мои! — беззвучно шептал Василий — Дождался! Все-таки дождался!»

Русские офицеры с болью разглядывали высокого парня, заросшего рыжей бородой, еле живого, с гноящимися шрамами на теле...

Представители российских властей церемонно обменялись бумагами с Ван дер Вальком и повели Василия за ворота тюрьмы.

— Куда? — тихо спросил он.

— Домой, в Россию!

Василий закрыл глаза и закусил губу, чтобы Ван дер Вальк, провожавший его ненавидящим взглядом, не увидел его слез.

Происходящее представлялось миражем, сладостным обманом, возникшим в изнуряющей жаре и который обязательно исчезнет, стоит только подойти к нему поближе. Через некоторое время Василий узнал дорогу в порт. «Я действительно спасен! Меня не забыли, не бросили в этом аду...»

Василий поднимался по трапу русского судна и не мог до конца поверить в это.

На верхней палубе мысль о Кардиле заставила его остановиться.

— Постой здесь, подыши! — предложил один из офицеров.

— До чего же человека довели, негодяи! — услышал он чьи-то сочувственные слова.

Взгляд Василия скользнул по пустынной пристани, высоким пальмам и ушел далеко, в сторону Самосира. «Где она? Что с ней?!» Разум подсказывал: «Ты же знаешь, ее нет! Вспомни слова Ван Димена. Зачем ему было обманывать? Разве тебе недостаточно того, что ты плывешь домой, в Россию?!»

Он вновь посмотрел на пристань. Несколько малайцев тащили груз на судно.

«Почему я не могу радоваться? Почему?!» — терзался Василий.

Кто-то стоял за его спиной и часто дышал. Тело напряглось, приготовившись к удару, и Василий быстро обернулся.

— Али! — изумленно воскликнул он.

— Да, да, Али! — радостно подтвердил мальчик.

— Ты жив, Али! — повторял Василий, крепко прижимая его к себе.

— Отдать швартовы! — раздалась команда —Посторонним покинуть судно!

— Я так рад, Малиган, что ты больше не в тюрьме,— торопился сказать Али — Я нашел ее! Кардила жива!

— Как?!

— Посторонним срочно покинуть судно! — грозно повторил вахтенный.

Али побежал вниз по трапу.

— Али! Где она? Как она?! — кричал Василий ему вслед.

Трап подняли, и судно начало медленно отходить от пристани.

— Хорошо, все хорошо, Малиган! У тебя сын! — Голос Али был едва слышен.

— Что?!!

— У Кардилы сын! Твой сын, Малиган!

Оглушенный, Василий смотрел на Али, лицо которого становилось все меньше и меньше.

— Мое единственное, настоящее счастье! Я же уплываю от него!— в панике говорил вслух Василий, не замечая изумленных взглядов матросов. Он рванулся с места и побежал в конец судна.

В каюту капитана вызвали вахтенного офицера.

— Приведите ко мне Малыгина! — приказал адмирал.

— Ваше высокоблагородие! Мне только что сообщили, что он бросился в воду и поплыл обратно.

— Что-о?!

Капитан выбежал на палубу, отыскивая взглядом беглеца.

— Он поговорил с местным и сразу после этого прыгнул,— на бегу рассказывал вахтенный.

Вся команда с недоумением смотрела вслед Василию, стремительно уплывающему в сторону Суматры.

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?