Вокруг света 1996-08, страница 19

Вокруг света 1996-08, страница 19

на со Швециеи. И, наконец, последняя волна карел прибыла в Россию в начале XVIII века, когда после Нюстадского (Ни-штадского) мирного договора 1721 года Карелия вошла в состав России.

За все же время миграции карел в Россию их прибыло примерно от 50 до 75 тысяч человек. Часть осела в Олонце, но большая часть — ушла дальше, на земли Новгородской и Тверской губерний, в которой расселялись в основном в Новоторж-ском, Бежецком и Вышневолоцком уездах,

Обрусение карел на новых землях шло весьма быстро. В Кашинском уезде, например, на это обращали внимание еще в середине прошлого века. Среди некогда многочисленных карел в районе Ржева и Зубцова тоже сохранилось лишь несколько небольших групп необрусевших. А о карелах, живших в Углицком уезде Ярославской губернии, а также в районе Старицы и Клина, сегодня остались лишь воспоминания...

В 1703 году Петр I переселил несколько семейств карел в Переславль-Залесский для

кращаться — нее 40 тысяч.

в

1979-м карел было уже ме-

а также в сопредельных районах Ярославской губернии «на государственных порож-жих местах, где были леса большие и болота топкия».

Принимали карел хорошо Российские власти приветствовали приход карелов на земли, опустевшие из-за «моровой язвы», литовского разорения и неурожаев, давали в долг зерно и деньги, на несколько лет освобождали от податей. Большинство карел, селясь на пустующих «казенных» землях, не познало крепостного права. Как отмечали в прошлом веке, карелы опередили русских в земледелии: земля лучше обработана, скот содержится лучше, все хозяйственные постройки исправны. В «Генеральном соображении по Тверской губернии», составленном в 1783-1784 годах, говорилось, что дворцовые карелы Бежецкого уезда «живут избыточно», прочие же крестьяне или достаточно, или посредственно.

Двигались карелы в район нынешнего расселения двумя путями: через Новгород — Валдай — Торжок и через Белоозеро — Череповец — Бежецк. В том месте, где эти два маршрута пересекались, и сегодня живет больше всего карел. Там же, в бассейнах рек Мологи и Медведицы, и самые старые на Тверской земле карельские деревни

постройки судов (они же стали и их первыми матросами) в конце прошлого века там, в Рыбной слободе, жило еще 300 человек, считавшихся карелами. Карельские села были во Владимирской и даже Тамбовской губерниях — во все эти места их, скорее всего, переселили помещики. Ныне о происхождении этих сел напоминают лишь их названия — Корельское, Корельская Слобода и Корелы. Довольно значительная группа карел еще в начале нашего века существовала в Калужской губернии, в районе Медыни.

Сегодня же и медынские карелы настолько обрусели, что сохранили лишь название карел, да некоторые элементы кухни.

В северной же части Тверской губернии, где карел было всегда много и где они селились обособленно от русских, они и сохранились как отдельный народ.

В 1834 году в Тверской губернии насчитывалось более 83 тысяч карел. С каждой новой переписью их число росло, достигнув в 1926 году максимальной цифры — 140 тысяч человек. То есть в начале века в Тверской области карел жило больше, чем в самой Карелии! Однако затем численность их стала в Калининскои области со-

Люккю — Иваньково

Поисками карел я занялся еще в Москве, вооружившись подробной картой Тверской области и списком карельских селений, составленном несколько десятилетий назад.

Названия сел и деревень здесь нескольких типов. Во-первых, чисто и только карельские: Винжа, Райда, Линдино, Мямми-но, Биржу. Во-вторых, с двойными названиями, причем карельское в переводе соответствует русскому: Халла — Морозовка, Каг-рапууста — Овсянники, Койву (Койвукюля) — Березовка, Кондушка — Медведково, Гуммала — Хмелевка... В-третьих, деревни, карельские названия которых не соответствуют русским: Люккю — Иваньково, Чеккели — Лухново, Костола — Исачиха, Шало — Еремеевка. Есть и такое, как Колмодворка, где первая часть карельская («колме» — «три»), а вторая — русская. (Правда, по-ка-рельски название села звучит как «Колмод-воркой»). И наконец, есть еще множество сел и деревень с именами типа Карельский Городок, Сельцо Карельское, Карельское Заручье, Старокарельское, Корелка...

Но есть и карельская топонимика местная — она не зафиксирована ни на каких картах. Например, на реке Медведице в окрестностях Толмачей были плесы — Веен-плесса, Каннонкохта, Паянкохта. Или колодец в Толмачах, который до сих пор зовут не иначе, как «Мийрон кайво». Но «Мийрон», вовсе не от имени Мирон, а от слова «мир» — «мирской колодец».

Но одна лишь карта не способна рассказать о расселении карел в области. Сегодня, например, наивысшая концентрация их — в районе сел Толмачи и Козлово. Как по таким названиям определит непосвященный, что это — самые что ни на есть карельские села?

Загадки сохранились не только в топонимике.

— Раньше некоторые деревни чисто карельские были. У нас, например, в селе только двое хорма жили, — рассказывал мне один карел в Твери, когда я еще только подбирался к карельской теме.

— Хорма? — не поняв, переспросил я.

— Ну, так мы русских называем, — пояснил мне собеседник.

— Почему? — удивился я, зная, что для финнов, эстонцев, да и карельских карел понятия «русский», «Россия» образуются от корня «вене», «веня», «венялайнен».

Тот пожал плечами — мол, «хорма» и «хорма». Да, вообще-то, есть слово «веня-ляне», но мы говорим «хорма».

Это меня озадачило.

Не один я ломал голову над загадкой происхождения этого слова Еще в 1882 году финский ученый Теодор Швиндт, побы

ВОКРУГ СВЕТА

19

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?