Вокруг света 1996-10, страница 47

Вокруг света 1996-10, страница 47

изящные орюнетки всегда привлекали меня, — и не как приятныи, умный собеседник. В ней ощущался какой-то ДУХ, вокруг нее присутствовала АУРА... Черт, похоже, она напомнила мне мою мать. Или это загадка с хоркином меня так заинтриговала?

Как бы то ни было, я счел ее привлекательной, загадочной и таинственной — в Джемме Трэнт крылась тайна. И мне захотелось разгадать ее.

Чем можно занять целых восемь дней звездного круиза? Пассажиры играли в глупые игры, смотрели голо-видеодискоиды, ели-пили от души или удалялись, поодиночке или группками, в личные ниши-каюты, чтобы заняться чем-нибудь еще. Джемма вежливо отвергала все мои предложения — в общем, поездочка складывалась не из веселых.

Переждав некоторое время, я попытал судьбу еще раз. Управляющий целой планеты должен обладать терпением.

— Прошу вас, мистер Кроншнеп, не надо больше об этом.

— Тони. Но почему? На дворе двадцать третий век, как-никак. Или я отвратителен вам?

— Наоборот. К вашему сведению, я нахожу вас весьма привлекательным. Но я предпочитаю побеседовать о чем-нибудь другом.

— Нет проблем. Ваш попутчик — это ведь ваш отец, не так ли?

— Трэнт? Ну, что-то вроде.

Отлично, по крайней мере, он ей не муж. Но, с другой стороны, они вполне могут путешествовать под вымышленными именами, скрывая свою любовную связь... Должно быть, эти мысли отразились у меня на лице, поскольку она добавила:

— Он действует на правах отца, мистер Кроншнеп, не более.

— Здорово, — произнес я. Я почувствовал себя неловко, поэтому решил обернуть все в шутку. — Стало быть, у меня нет соперников?

— В ЭТОМ смысле — нет. Но я вас почти не знаю!

— Так УЗНАЙТЕ, Джемма.

Она опустила глаза:

— Попробую. Думаю, я могла бы полюбить вас. Но сейчас мне нужно идти.

И она ушла. Я заглянул в список пассажиров. Трэнт Томас действительно не был ее отцом — в биологическом смысле этого слова. Он принял на себя обязанности опекуна, когда ей исполнилось восемь лет от роду. Это объясняло уклончивость в ее ответах.

Но не объясняло хоркина.

На пятый день путешествия я сидел и пил коктейли с Джеммой и ее отцом, когда к нам присоединился Дункан Ламберт.

Ламберт был отвратительным, жестким хитрецом, от которого ждешь любой подлянки. Я не спрашивал, чем он занимается, хотя намеревался выяснить это сразу по приземлении, — предпочитаю точно знать, что происходит на моей земле, — а он не распространялся о себе. Наверняка здесь был замешан теневой бизнес. Не наркотики и не перепродажа органов — скорее подделка лицензий на импорт или еще что-нибудь в этом же роде. Я обязательно должен выяснить, почему он решил заявиться на Сермюлот, хотя прижимать его пока не собирался; в таких людях иногда возникает потребность.

Я вовсю заливал о своей работе: о том, что не хватает времени даже на хобби; о том, как приходится постоянно придерживаться рамок, выработанных правительством законов. Ламберт отреагировал на мою речь с весьма необычным пылом.

— Правительственные законы! — хмыкнул он. — Скажите лучше, бюрократические уловки, не имеющие ни капли здравого смысла! Правила, директивы, статусы, мандаты — делом заниматься не дают!

Я подумал, что если вывести его из себя, может быть, удастся узнать побольше о его прошлом.

— Ну, не знаю, — покачал я головой. — Я как-то уживаюсь с ними, хотя, должен признать, чуточку больше свободы мне совсем не помешало бы. Судя по покрою вашего пиджака, вы тоже работаете в сфере управления?

— О да. Но сколько это все стоит! Сколько денег, времени, энергии уходит! И на что? На защиту так называемых «невинных». Тот, кто не может защитить себя, не может быть невиновным — такой человек — идиот и заслуживает своей участи. А этим конторским крысам только дай волю, всюду сунут свой нос. Вот, к примеру, эти дурацкие эколегионеры...

— Разумно регулировать не значит «всюду совать свой нос», — возразил я. — ЭкоЛига руководствуется добрыми намерениями, просто действует иногда излишне прямолинейно. И кроме того, добро она получила, только когда правительству были представлены достаточно веские аргументы. Так появилась система Межпланетного Управления и Акт о Разработке Планет, ратифицированный в 2277 году. Все эти меры были приняты, чтобы остановить бездумное опустошение планет.

— Да их же целые кучи, — поморщился Ламберт. — Чего беспокоиться-то?

— Корисанда, — намекнул я.

Он резко вспыхнул:

— Это был несчастный случай.

— Да нет. Гибель планеты можно было предотвратить. Вот почему прошел Акт 2277 года.

Ламберт начал было что-то доказывать, но тут вмешалась Джемма:

— Тони, а что такое «Корисанда?»

Вот те на, еше одна загадка. Я-то думал, все знают о Корисанде.

— Где вы были пятнадцать лет назад? — изумился я. — Где-нибудь на краю Вселенной?

Она вздрогнула и коснулась сидящего на плече хоркина.

— Расскажите мне о Корисанде, — попросила она. — Видите ли, у меня было довольно необычное детство.

— Это планета. Открыта пятьдесят лет назад. Это был прекрасный мир. На нем росли гигантские растения с необычайно хрупкими, сухими листьями — один такой лист, «скелет» величиной с ярд, напоминал замерзшее кружево оранжевого и бледно-голубого цвета. Потом, там рос гигантский бамбук в фут толщиной и высотой до двухсот футов. Повсюду летали насекомые с ярко расцвеченными крыльями, а по земле ползали грибы, которые, стоило затихнуть ветру, пели невероятно печальную песнь. А золотые папоротники в пятьдесят ярдов величиной...

Только к так называемым тропическим мирам эта планета не имела ровно никакого отношения. На ней вечно стояли холода, никогда температура не поднималась выше точки замерзания воды. Океаны крепко-накрепко заледенели. Однако растения прекрасно обходились той влагой, что извлекали из воздуха, — им и нужно-то было всего чуть-чуть. Они росли даже на поверхности океанов.

Планета обрела свое, очень хрупкое, равновесие — моря вот-вот могли растаять, но никогда не таяли. И СВЕТ — он не поддается описанию. Яркий и в то же время как будто замутненный. Мягкий, янтарный свет. Цвет, который так любят художники.

Ее лицо оставалось непроницаемым, глаза невозмутимо взирали на меня:

— Похоже, вам приходилось бывать там.

— Да. Я видел эта планету до... и после.

— После чего?

— Примерно сорок лет назад, когда я был еще совсем крошкой, организация, которая звалась «Таркона-Корисанда Эссошиэйтс», взялась за разработку планеты. Ее океаны — они состояли не только из воды. Напротив, в них было столько минералов, что ученые глазам своим не верили. Фосфор, магний, натрий, марганец... в общем, все элементы, от и до. И океаны начали разрабатывать.

— Но это же совершенно нормально, — встрял Трэнт Томас. — Во всяком случае, в планетарном масштабе. Конечно, разработка должна была вестись локализованно.

Его замечание заставило меня задуматься над тем, где ОН был пятнадцать лет назад, — как и Джемма, он явно ничего не знал о Корисанде.

— Верно, — кивнул я. — Только вскоре ими завладела жажда наживы.

54

ВОКРУГ СВЕТА

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?