Танкомастер 1999-05, страница 24

Танкомастер 1999-05, страница 24

сказал: «Если по каким-либо причинам штаб фронта не сумел своевременно обеспечить армию всем необходимым, то вы должны были настойчиво просить об этом командующего фронтом или в крайнем случае обратиться в Ставку. За войска армии и выполнение ими поставленной задачи отвечают прежде всего командарм, командиры корпусов и дивизий». ...Между прочим, обращаться в Ставку за какими-либо разъяснениями и помощью — такие мысли мне в голову тогда не пришли».

В очень сложном положении оказалась и 5 гв. танковая армия. Ее корпуса были введены не после прорыва тактической линией обороны, как требовал приказ о применении танковых частей в наступление, а сразу после непродолжительной артподготовки.

Не секрет, что Т-34 с трудом противостоял основной машине вермахта танку Pz IV, тем более «тиграм». На одну треть армия под Прохоровкой состояла из еще более слабых, легких танков Т-70, предназначенных для ведения разведки и связи. Их нельзя было использовать в открытом бою против тяжелых и средних танков противника, любой их снаряд легко уничтожал эти машины. Под Прохоровкой же «семидесятки» шли в одном строю строго с «тридцатьчетверками» против «тигров».

Не хватало поддержки самоходной артиллерии. Имевшийся в составе армии 1496 и 1447 САПы не обеспечивали полностью ее потребностей. Кроме того, имевшиеся на их вооружении СУ-76М, и СУ-122, созданные в декабре 1942 г., были далеки от совершенства.

Не трудно представить, что подобная ситуация не могла привести к разгрому врага, в лучшем случае к срыву наступления противника и значительным потерям. Согласно отчета штаба 5 гв. танковой армии за период с 12 по 16 июля было сожжено противником 323 танка и 11 самоходных орудий. Наши потери на «танковом поле» только по нашим данным превысили немецкие в 3 раза. Точные потери среди личного со

ТАНКО МАСТЕР

22

25. Немецкие танки

при поддержке штурмовых орудий атакуют советскую оборону, р-н свх.«Комсомолец», июль, 1943 г. (РГАКФД)

става практически невозможно установить. Спустя более полувека поисковые отряды находят на местах боев десятки и сотни безымянных защитников Родины.

«И.В.Сталин, когда узнал о наших потерях, пришел в ярость, — вспоминал П.А.Ротмистров в беседе с доктором исторических наук Ф.Д.Свердловым, — ведь танковая армия по плану Ставки предназначалась для участия в контрнаступлении и была нацелена на Харьков. А тут — опять надо ее значительно пополнять. Верховный решил было снять меня с должности и чуть ли не отдать под суд. Это рассказал мне А.М.Василевский. Он же затем детально доложил И.В.Сталину обстановку и выводы о срыве всей летней немецкой наступательной операции. И.В.Сталин несколько успокоился и больше к этому вопросу не возвращался.

Между прочим, командующий фронтом генерал армии Н.Ф.Ватутин представил меня к ордену Суворова 1 -й степени. Но ордена на сей раз я не получил».

Добавлю к этому, по решению Верховного была создана комиссия для расследования причин больших потерь, понесенных армией под Прохоровкой во главе с секретарем ЦК ВКП(б) Г.М.Малинковым, в ее работе участвовал и член Военного Совета Воронежского фронта Н.С.Хрущев. Результатом ее деятельности стал отчет, представленный И.В.Сталину в августе 1943 г. Выводы этого документа неутешительны. Боевые действия 12 июля под Прохоровкой названы образцом неудачно проведенной операции.

История Прохоровского сражения еще не написана до конца. И сегодня, стремясь изучить и понять это одно из крупных событий минувшей войны, отдавая дань мужеству советского солдата, мы должны честно и правдиво оценить не только заслуги, полководческий талант, но и ошибки тех, кто планировал и проводил эту операцию. Иначе словословие и недосказанность так и останутся спутниками нашей недавней истории.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?