97. Екатерина II, страница 27

97. Екатерина II, страница 27
Екатерина II

«Бунтовщик хуже Пугачева» Александр Николаевич Радищев (1749—1802)

Александр Радищев относился к числу тех немногих русских дворян XVIII века, для которых было стыдно пользоваться сословными привилегиями — прежде всего, правом собственности на крепостных крестьян. В конце концов, он от обычных просветительских воззрений того времени — необходимости гуманного отношения помещиков к своим крестьянам — пришел к идеям революционным.

По его представлениям, история движется по спирали, переходя от периодов рабства к периодам вольности и наоборот. Радищев надеялся, что люди в будущем сумеют обуздать свой эгоизм и отстоять вольность. С этой точки зрения, Великая французская революция, начавшаяся в 1789 году, являлась первым шагом к грядущей свободе.

Эти идеи так или иначе нашли свое выражение в его знаменитой книге «Путешествие из Петербурга в Москву», вышедшей в свет в мае 1790 года. Екатерина II, следившая за всеми литературными новинками, отреагировала на ее появление почти немедленно: «Тут рассевание заразы французской: отвращение от начальства... Бунтовщик хуже Пугачева».

30 июня 1790 года Радищева поместили в один из казематов Петропавловской крепости и вскоре приговорили к смертной казни. Екатерина II «помиловала» преступника: лишив чинов и дворянства, его отправили на 10 лет в Сибирь, в Илимский острог. Павел I, стремившийся во всем перечить покойной матери, вернул Радищева из сибирской ссылки и определил ему на жительство село Немцово Калужской губернии, одно из отцовских имений. Александр I привлек Радищева в Комиссию составления законов, где тот продолжал отстаивать свои радикальные идеи отмены крепостного права и ликвидации сословий. Под угрозой новой ссылки морально надломленный революционер в декабре 1802 года покончил с собой.

Раскрывший тайны петербургского двора

Александр Иванович Герцен (1812—1870)

В XIX веке подлинная политическая история XVIII века была строго засекречена. Основная масса российских подданных ничего не ведала о дворцовых переворотах и цареубийствах, о фаворитах и их ошеломляющей роскоши. Официальная история выглядела прилизанной, гладкой и лживой. Первым, кто познакомил российскую общественность с изнанкой внешне блестящего века Екатерины II, стал Александр Иванович Герцен.

Начавший свою творческую деятельность при Николае I, он очень рано испытал на себе гонения. Неудивительно, что, получив разрешение в 1847 году выехать за границу, Герцен не пожелал возвращаться на родину и в 1850 году был признан «вечным изгнанником из пределов Российского государства».

В 1853 году он основал в Лондоне Вольную русскую типографию, в которой начал публиковать потаенную русскую литературу XVIII—XIX веков, прежде всего касавшуюся правления Екатерины II и восстания декабристов. Герцен издал, в частности, «Записки» Екатерины II и Екатерины Дашковой, а также отдельной книгой — памфлет князя Михаила Щербатова «О повреждении нравов в России», в котором тот критиковал эпоху Екатерины II с консервативных позиций, и радищевское «Путешествие из Петербурга в Москву». От Герцена русские читатели впервые узнали о расправе над Новиковым, об обстоятельствах убийства Павла I.

Эти публикации сыграли важную роль в общественной жизни середины XIX века, став прологом к первой российской «перестройке» — к отмене крепостного права и последующим реформам Александра II.

ЕЭ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?