Юный Натуралист 1979-04, страница 23

Юный Натуралист 1979-04, страница 23

21

Ребята приполярного села Зимняя Зо-лотица Архангельской области попросили как-то дядю Васю, бывалого охотника Василия Спирова, привезти с Белого моря детеныша тюленя — белька. Его так зовут за цвет меха. Спиров привез, но радость ребят была недолгой: вскоре малыш загрустил, забился в снег, ничего не ел, шерсть сползала с него клочьями. Ребята пробовали угощать своего любимца сгущенкой, но белек воротил нос и лишь вздыхал. И вдруг чудесная метаморфоза: малыш вылинял, и все увидели красавца в серебристой, с черными пятнами шубе. К бельку вернулся отменный аппетит.

В самом этом факте ничего нового не было: зверь перелинял, перешел в стадию серки. Но, что удивительно, случилось все это вдали от матери, около человека. А что, если привезти не одного, а сто, тысячу бельков, и пусть «дозревают» здесь, в селе. Такого в мировой практике еще не было. Правда, в конце тридцатых годов профессор С. В. Дорофеев в своих трудах говорил о возможности доращивания молодых гренландских тюленей в вольерах. Но об этом вскоре забыли.

Поадней осенью с севера приплывают тюленьи стада в Белое море. Здесь у них и столовая, и родильный дом по весне, и ясли. В полынье между нагромождениями льдин почти наверняка можно увидеть тюленя. Стоит подождать несколько минут, и из воды покажется голова с футбольный мяч. Тюлень шумно вздохнет, с любопытством осмотрится вокруг, высунется из воды побольше, так что видна станет серебристая шея. Поторчит эдаким живым поплавком симпатичный зверь и снова спрячется.

К моменту, когда появятся щенки, мама утельга отыскивает в снегу укрытие около разводья. В море она ловит моллюсков, рыбу, ракообразных. Щенята растут буквально не по дням, а по часам. Новорожденный весит восемь килограммов, а через две недели он уже набирает до пятидесяти-шестидеся-ти. К тому времени ослепительное солнце, отраженное во льдах, торосах, снеге, бликах воды, пригревает все сильнее. Пещера тает, превращается в ямку. Ночью случаются и заморозки, но малышу это не страшно: пушистая шуба и толстый слой жира — надежная защита. А белый цвет меха хорошо маскирует его на снегу. Утельга кормит малыша молоком (оно в 6— 10 раз жирнее коровьего) только три недели, а потом бросает. Воспитание,

прямо скажем, спартанское. И приходится щенку во время линьки, как медведю зимой, жить за счет накопленного жира: лежит неподвижно целыми днями, дремлет. А когда он оденется в шубу, как у мамы, сам начнет добывать себе пищу. Плюхнется в воду, поохотится, а потом снова взберется на льдину и отдыхает. Разбросав ласты, жмурится на солнышке. И безразлично ему, что льдины все дальше уносят его от берега. Впрочем, это даже удобнее — не своим ходом к Новой Земле и дальше на Север приходится добираться, а на попутных.

Издавна звери эти давали людям ценный мех, шкуру, сало. Промысел белька — занятие для архангельских поморов традиционное. С приближением весны поморы на особых лодках с полозьями на два-три месяца уходили на промысел. Где открытая вода, плыли, где лед — тащили лодку волоком. И так дни, месяцы кочевали с одного места на другое. Прыгая по льдинам с длинными баграми, подбирались к зверю. В те давние времена промысел был трудным и опасным. Ночевали во льдах, мокли в ледяном рассоле. Иногда льдины переворачивались, а частые туманы закрывали берега. Так было испокон века, потом на помощь людям пришли суда и ледоколы.

В 1957 году СССР и Норвегия заключили соглашение, регулирующее промысел тюленей в этой части Атлантики. А с 1965 года СССР полностью прекратил государственный промысел этих зверей. Лишь жители беломорского побережья могут добывать их, но сроки промысла резко сокращены, лимитирован отлов молодняка, запрещена охота на самок. Все запреты строго контролируются.

Меры, принятые странами-соседями, оказались достаточно действенными — численность стада гренландского тюленя сейчас растет. Ежегодный прирост составляет пять процентов. По мнению специалистов, это хороший показатель. Водятся в этих местах и другие тюлени: хохлач, морской заяц, самый крупный из всех. Весит он 300 килограммов и длиной более двух метров. У каждого тюленя свои повадки. Гренландский переваливается всем телом, перебирая передними ластами-лапами. А тюлень-заяц, как и говорит само его название, прыгает, но очень неуклюже. Живут звери до 30—40 лет. Сейчас разрешено отлавливать только гренландского тюленя — представителя самого многочисленного стада.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?