Юный Натуралист 1983-02, страница 47

Юный Натуралист 1983-02, страница 47

вотанковую батарею ветеринарный врач Пеньков. Как-никак, а он ведь в свое время говорил, что отдал батарее лучших коней. Он-то ценил их не по одной только внешности.

Ю. ТУМАНОВ

ЗЕЛЕНАЯ ГРУДКА

Однажды с балкона послышались какие-то шорохи. Я отодвинул занавеску и стал всматриваться.

— Папа, кто там? — спросила дочка.

— К нам гостья пожаловала!

В углу балкона, на сетке с продуктами, сидела птичка. Она пыталась добраться до съестного.

— Зеленая Грудка! Это моя Зеленая Грудка! — воскликнула Светланка.

...В прошлом декабре, возвращаясь е прогулки, мы с дочкой увидели на снегу неподвижную птичку. Светланка взяла ее в руки. Это была синица. Она лежала в маленькой ладошке с закрытыми глазами. Казалось, что спит. Я посмотрел на дочку. Понял — сейчас перед Светланой стоит серьезный жизненный вопрос. Перед ней была не поломанная игрушка, а существо без признаков жизни. И чистое детское сердце не захотело с этим мириться.

Мы принесли синичку домой. Положили в картонную коробку, куда подстелили кусочки материи и вату, и устроили коробку возле печки. В тепле синичка ожила. И хотя она все время сидела в одной и той же позе, нахохлившись, радости Светланки не было границ. А через несколько дней нас ждала настоящая награда. Зеленая Грудка, как назвала ее дочка, начала есть и летать по квартире. Сначала мы кормили ее размоченным в молоке хлебом, потом мелко порезанным салом.

Но в один из дней Зеленая Грудка пропала. Мы обыскали и комнаты, и кухню, и коридор. Нет, и все тут. Дочка в слезы. Опечалились и мы с женой. Вдруг Светланка зовет нас и показывает на балкон: на подоконнике, прижавшись к стеклу, сидела Зеленая Грудка.

— Она на улицу хочет! — вырвалось у Светы. Дочка растерянно посмотрела на нас, будто спрашивала: что же делать? — Отпустим, папа!..

Я отворил балконное окно, и в лицо пахнуло морозным воздухом...

Конечно, сегодняшняя гостья — другая синичка. Снег шел почти сутки и тщательно укрыл землю. Вот голод и заставил птичку залететь к людям. Но я не смог нарушить волшебного представления девочки. Потому на вопрос Светланы: «Это же наша Зеленая Грудка?» ответил: «Она, наверное, соскучилась и вернулась!» И самому очень захотелось в это по-

45

СИНИЦУ В РУКИ

Косо плыл мягкий пушистый снег. Надувался ветром^ словно белые паруса. Озеро, казалось, неслышно скользило под парусами снегопада. Ветер дул ровный, тихий, без свиста и завывания. Удивительная снежная тишина. Тишина движения.

Я сбросил с плеча ящик, расчехлил ледо-бур. Пожалуй, самое драгоценное для меня в зимней рыбалке — это сверление лунок. Труд, чем-то напоминающий труд забойщика в шахте. Что-то там, в настороженной темноте?

А по берегу — березы. Розоватые от утренней зари. Ровный строй высоких, как бы отрешенных от земли, сосен. Елочки в снежном уборе.

Размотал первую удочку. Замерил, отпуская леску, глубину. Поддел за черную головку рубинового мотыля. Застыли как завороженные поплавки. Теперь — ждать, терпеливо и внимательно.

Крупные снежные хлопья кружатся плавно, с легким шорохом опускаются на шапку, на плечи, забираются за шарф. Но не холодно. На крепком рыбацком ящике покойно и уютно.

Сколько — час, два — просидел я так, не двигаясь? Вдруг вижу — синица! С белым «фартучком» на лимонной грудке. Синие, с фиолетовым отливом крылышки. Любопытная. Перепархивает ближе и ближе. Косит головку то направо, то налево.

Я притаился, жду: что дальше? А синичка осмелела, к удочке подобралась, чиркнула клювом по мотовильцу. Подняла, плутовка, голову, выжидая: не прикрикну ли я на нее? Какое там, я даже дыхание затаил! Пользуясь безнаказанностью, синичка бодро вспорхнула на мою шапку и обосновалась — надолго ли? — в глубоком кроличьем меху. Потом и это ей показалось не ахти каким подвигом, весело перелетела на ватник, чуть пониже локтя. Я уже и руку начал потихоньку разжимать, приглашая гостью на ладонь. Но, видимо, такой жест с моей стороны ей показался чересчур вольным — синица сорвалась с ватника и отлетела от меня метров на десять.

Ну что ж, не хочешь, как хочешь: дело хозяйское. И так уж — лесная, дикая — а вон куда, недолго думая, забралась! Я поблагодарил забавную разведчицу за смелость, покрошил ей хлеба. Радостным писком синичка собрала подруг, и они все вместе, шумно переговариваясь, принялись за еду.

Начинало темнеть. Пора домой. А то, что плохой улов сегодня, так это не беда — завтра наверстаю. Но вот синица, согласитесь, не каждый день в руки сама прыгает.

Ю. КРАСНОЩЕКОВ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?