Юный Натуралист 1984-03, страница 37

Юный Натуралист 1984-03, страница 37

35

не улетают, кормятся у моря и гнезда строят недалеко от берега — чаще всего высоко на огромных деревьях. Однако в нашей стране есть единственное место, где эта птица обитает довольно далеко от моря. Это заповедное озеро Удыль в низовьях Амура.

Ранним утром на песчаных косах посреди озера можно было наблюдать сразу пять-шесть птиц. Мы, участники университетской орнитологической экспедиции, видели их каждый день, а гнезда найти никак не удавалось. Однажды мы заметили летящего от озера орлана. Было хорошо заметно, что в лапах у него огромная рыбина. Орлан — ихтиофаг, питается почти исключительно рыбой. Полет птицы казался целенаправленным, она летела к гнезду. Забравшись с биноклем на ближайший холм, мы начали наблюдать. Птица пролетела километра три над лугами и скрылась в лесу. Вероятно, гнездо там. Так или иначе, надо проверять. Поискать гнездо вызвался студент-практикант. Пришел часа через три, гнездо нашел на огромной лиственнице. Залезть туда оказалось очень трудно. В гнезде один птенец (чаще бывает два).

Решили идти назавтра все вместе. Утром взяли фотоаппараты, инструменты для измерений гнезда. Захватили веревки — могут пригодиться, чтобы забраться на дерево. Уже издали заметили гнездо — огромное черное пятно на вершине лиственницы. Под ним, мягко выражаясь, грязно. И ствол, и сучья, и кустарники, и трава были белыми от помета — доказательство того, что наверху находится растущий птенец. На земле под деревом разбросана масса костей крупных рыб, по которым можно было определить, что птенец однажды закусывал щукой.

Надо сказать, что лазить на деревья — своего рода искусство, и ему надо учиться. Но самым непростым делом оказалось влезть в гнездо. Ощущение было такое, будто лезешь по ножке огромного гриба и пытаешься снизу попасть на его шляпку. Как-то мне это удалось! Огромное гнездо свободно выдерживало человека. Очень неприятное состояние: половина тела в гнезде, ноги висят в воздухе, подо мной двадцать метров высоты и два приятеля, гадающие, упаду я или нет. Дальше влезать нельзя по двум причинам: во-первых, спугнешь птенца. Если он вылетит из гнезда раньше времени, то наверняка погибнет. Вторая причина — выбраться из гнезда еще труднее, чем в него влезть. Будешь там сидеть, пока не снимут. А такие случаи уже бывали.

Птенец ростом почти со взрослую птицу встретил меня куриным квохтанием. Хоть он и считается птенчиком, а клюв ого-го! Да и лапы толщиной почти с мои запястья! Рукопожатия отменяются. И кольцевать тоже не будем, тем более что утиные кольца — самые крупные у нас — на него явно не налезут. С трудом измерил гнездо, сфотографировал птенца и спустился на землю. Мы дви

нулись домой. Пройдя с километр, оглянулись. Взрослые птицы, улетевшие при нашем появлении, возвращались к гнезду.

Наш дальнейший маршрут — на острова Японского моря вместе с доктором биологических наук Борисом Федоровичем Сергеевым.

Брошенные недоросли

О жизни и повадках пестроголового буревестника пока известно немного. Лишь в последние годы удалось кое-что выяснить о семейных делах этих интересных птиц. Прилетают они на свой остров еще зимой, за несколько месяцев до начала откладки яиц, и занимают прошлогодние норы, ибо птицы эти гнездятся под землей, сами умеют выполнять необходимые земляные работы. Все оставшееся до наступления лета время птицы неторопливо занимаются ремонтом и благоустройством своих нор. Любопытно, что к местам гнездовий они прилетают только с наступлением темноты и покидают их еще до рассвета. Случится, не успеет птица проголодаться за ночь, не улетит в море на очередную кормежку — днем она из норы и носа не покажет, будет сидеть тихо.

Можно провести весь день на острове и не заметить, что под ногами целый подземный город.

На острове Карамзина, в заливе Петра Великого буревестники начинают откладывать яйца лишь в середине июня. В каждой норе бывает только по одному яйцу. Его по очереди, сменяя друг друга, почти два месяца насиживают родители. Иногда кто-нибудь из них пять-десять дней подряд не возвращается к себе домой, и другой родитель терпеливо голодает в ожидании, когда его сменят. Бывает, что голод побеждает. Тогда гнездо остается брошенным на один-три дня. Для яиц других птиц такой перерыв в насиживании был бы гибельным, а буревестникам это не страшно.

После того как из яйца вылупится птенец, родители еще около трех месяцев о нем заботятся. Кормят малыша по очереди, но не каждый день и только ночью. Родителям за кормом приходится улетать очень далеко.

Когда птенцы возмужают и значительно перерастут родителей, те перестают прилетать в семейную нору. Оставшись совсем одни, птенцы еще десять-двадцать дней живут в норе, сильно худеют, сбрасывая до половины веса, а потом покидают остров. Если в их жизни все сложится благополучно, то через пять-семь лет они сами построят здесь нору и вырастят своего птенца.

У пестроголовых буревестников много тайн. Никто пока не знает, как они покидают остров: улетают ли на окрепших крыльях или же пешком добираются до моря, а дальше путешествуют вплавь? Неизвестно, как и где молодые

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?