Костёр 1969-08, страница 36

Костёр 1969-08, страница 36

РАССКАЗ АННЫ РОМАНОВНЫ ЮРЧЕНКО

Владимир Ильич любил расхаживать по комнате, заложив левую руку в карман. По вечерам гулял в лесу, а иногда ходил на станцию. Вечером около девяти шел поезд на Выборг. На последнем вагоне находился почтовый ящик. Владимир Ильич сам опускал туда письма. Иногда встречал Надежду Константиновну, если она поздно возвращалась из Петербурга.

Однажды, когда снег валил хлопьями, Ильич, возвратясь с прогулки, подошел ко мне и спросил: «Анюта, у нас есть какая-нибудь лопата?» Я ему ответила, что есть. «Я пойду до= рожку расчищу в саду», — сказал он.

Спорить стала, говорю, что сама все сделаю, а Ильич просит дать лопату: «Я пойду, мне необходимы физические упражнения, а то ведь все время сижу, согнувшись над своими бумагами».

Анна Романовна и есть та самая Анюта, не

торая жила на даче „Ваза".

.........—

5

X V

i У

У

<

jl*

14

ГШ-. X.

•'.WHA"

Ш - ш ***

Т + Ъ М 0W4

mm

Минут двадцать не приходил, полчаса. Вернулся Ильич очень довольным, пахло от него свежим снегом. Сказал: «Возьмите вашу лопату, я и к колодцу дорожку расчистил».

Анна Романовна дала ребятам московский адрес Ц. Г. Лейтейзен, дочери Г. Д. Лейтейзена, который жил со своей, семьей на даче «Ваза» в одно время с В. И. Лениным.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Ц. Г. ЛЕЙТЕЙЗЕН

Бревенчатая в снегах дача. Вокруг только редкие деревья и совсем близко — железная дорога: то и дело раздаются гудки. Поезда останавливаются где-то недалеко, у невидимой станции. Название станции и поселка — Куоккала.

Если подняться на крыльцо и войти в дачу, попадешь в маленький коридор. Направо — дверь в комнаты, где живем мы, семья Г. Д. Лейтейзена. Конец коридора упирается в лестницу, которая ведет в мезонин, где поселились Богдановы.

Этот коридор для меня, моей младшей сестры Маруси и для старшего брата Мориса — запретная зона. Мама не позволяет нам здесь шуметь. Иван Иванович работает, говорит она нам. Нельзя ему мешать. Мы играем не в коридоре, а в нашей большой комнате. Но запрет нам в тягость. Дверь Ивана Ивановича притягивает нас как магнит. Иногда нам удается, ускользнув от надзора, открыть дверь и войти. Нам открывается

Лавка „Мадам Наво" у станции. Под именем мадам Наво знали Руфь Георгиевну Энгест-

рем Репин и М. Горький.

една и та же картина: стол, заваленный книгами и бумагами. Изан Иванович сидит за столом и пишет. Обернувшись, он видит непрошеных гостей, улыбается и вступает в беседу. Это именно то, что нам нужно. Но — уЕы! — появляется мама и уводит нас. Мы очень любили разговаривать с Иваном Ивановичем, и на все годы сохранилось у нас яркое воспоминание о том, как хорошо и весело было с ним. Но в ту памятную зиму мы не знали еще, что у Ивана Ивановича есть и другое имя: Владимир Ильич Ленин. ^

...Как только мама говорила: «Обед готов, зовите Ивана Ивановича»,— мы втроем стремглав мчались к его комнате, и перед самой дверью начинался невообразимый шум»

Эдуард Федорович Энгестрем-хозяин дачи. Именем его родного города в Финляндии -Ваза-был назван загородный дом в Куок-

кале. Р. Г. Энгестрем - его жена.

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?