Костёр 1976-04, страница 32

Костёр 1976-04, страница 32

мог бы пройти в пять раз больше, но Питер очень устал и к тому же ужасно натер ноги.

Поздно вечером, когда солнце уже закатилось за горизонт, они подошли к краю огромного солончакового плато, которое возвышалось над пустыней метров на пятьдесят. Дети поднялись гуськом наверх, и их темные фигуры замаячили на закатном небе.

Ночь они провели в широкой трещине, пересекавшей край плато. Абориген снова сделал костер, хотя теперь дров было совсем немного и разжечь огонь было значительно труднее. Они съели остатки ворвовры и напились солоноватой воды из лужи, которую абориген нашел поблизости, в одном из углублений плато. В этот день злые духи, наверное, ходили недалеко от них и испортили всю охоту.

Мэри молча грелась, все время стараясь, чтобы костер был между ней и аборигеном. Когда они укладывались спать, по одну сторону костра легли мальчики, по другую — девочка. Ей не спалось. Она шумно ворочалась, вздыхала, потом несколько раз всхлипнула. Питер, измученный дневными переживаниями и усталостью, недовольно заворчал:

— Перестань ты ерзать, Мэйми! Я не могу заснуть.

— Извини, Пит, — кротко ответила она.

Девочка старалась лежать лицом к костру.

Она видела аборигена, который выделялся темным силуэтом на фоне горящего костра. Он стоял, всматриваясь в пустыню, освещенную луной. Как она хотела знать сейчас: «О чем он думает?» Она повторяла про себя эту фразу много раз, пока глаза у нее не сомкнулись и дыхание не стало глубоким и ровным. Девочка погрузилась в крепкий сон.

Абориген не спал. Час проходил за часом, а он неподвижно стоял у костра, как каменное изваяние, и воспоминания теснились у него в голове.

...Мерцающие отблески костра, старый мудрый Тжалики рассказывает легенды Древних людей... Давно это было, в самом начале, когда небесный владыка Байаме ходил по земле. Он из красной земли гор сотворил двух мужчин и женщину. Увидев, что они живые, он показал им те растения, которые они должны были есть, чтобы жить, и отправился своим путем. Те питались растениями, которые указал им Байаме, затем наступила засуха, растений стало мало, и один из мужчин убил сумчатую крысу. Он сам и женщина ели мясо крысы, но второй мужчина не стал есть, хотя был голоден и лежал как мертвый.

Женщина говорила, что мясо хорошее, и уговаривала его поесть. Это ему надоело, он рассердился и, хотя был очень слаб, ушел в сторону заката, а остальные двое продолжали жадно есть.

Наевшись, они пошли за ним. Они шли через пески и покрытые галькой хребты. Подойдя к краю долины, они увидели своего товарища на другой стороне, у реки. Они крикнули, чтобы он остановился, но он не обращал на них

внимания и продолжал идти, пока не подошел к большому белому эвкалипту. Здесь он замертво упал на землю, а рядом с ним люди увидели черное существо с двумя огромными огненными глазами. Оно подняло мертвеца на дерево и бросило в дупло.

Люди услышали такой оглушительный удар грома, что, пораженные, упали в страхе на землю. Поднявшись, они с удивлением увидели, что гигантский эвкалипт вырван из земли и несется по воздуху в южную сторону неба. Внезапно тишину нарушил хриплый крик двух желтогрудых какаду, летевших за исчезающим эвкалиптом. Люди назвали этих какаду — Муйи.

Дерево-дух улетало все дальше, а за ним летели Муйи, громко умоляя дерево остановиться, чтобы они могли попасть в свое гнездо.

Наконец дерево скрылось около Варрамбу-ла, или Млечного Пути, который ведет туда, где потом поселится небесный владыка Байаме.

Абориген зашевелился, переступил с ноги на ногу. Вдруг далеко в пустыне зажглись два огонька. Он вздрогнул. Огоньки медленно двигались в сторону восхода. Что это? Динго или сумчатый волк? Огоньки постепенно растворились в черноте ночи. Абориген поежился от холода и подбросил в костер веток. Сон не приходил.

Утренний туман еще поднимался над пустыней, когда абориген разбудил детей. В горячих углях костра допекалась крупная ящерица. Голодные дети уничтожили ящерицу за несколько минут. Потом абориген разбросал костер, махнул детям рукой и быстрыми шагами двинулся вперед. Питер хорошо отдохнул и выспался. Он вертелся вокруг аборигена, его голос разносился кругом. И черный мальчик, казалось, понимал его, что-то отвечал ему.

Питер решил выучить язык чернокожего. И пусть после этого Мэри посмеет говорить на своем французском, знанием которого она постоянно хвасталась.

Он подбежал к аборигену, держа обломок камня.

— Как это называется?

— Гарша, — резко произнес тот, словно подчеркивая крепость камня.

— А это? — белый мальчик показывал на пучок сухой травы.

— Каратхара, — слово было шуршащим, как сама трава.

— Гарша, каратхара... Гарша, каратхара,— пронзительный дискант Питера нарушал тишину пустыни. Он бросался в сторону, и тут же возвращался, показывая аборигену еще что-нибудь. Мэри шла сзади.

На обед они поели каких-то плодов, похожих на печеные яблоки. В полдень снова пережи

80

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Ящерица не пьет воду
  2. Журнал силуэт 1976
  3. Дети у костра

Близкие к этой страницы
Понравилось?