Костёр 1989-09, страница 37

Костёр 1989-09, страница 37

Знаете, ребята, писателя Виктора Голявкина?

Воображаю себе, как поднимается лес рук, будь то в классе, в целой школе, в пионерлагере — всюду, где научились читать:

— Знаем, знаем! Как же, как же: «Как я под партой сидел», «Никакой я горчицы не ел», «Тыква в сундуке», «Пара пустяков». И многое другое.

Виктор Голявкин пишет рассказы для детей и для взрослых. Особой и разницы не делает между детьми и взрослыми: дети подрастут, станут взрослыми, еще поживут и опять впадут в детство. Рассказов Голявкин написал штук двести.

Такое множество рассказов не упомнить даже по названиям. Рассказы — короткие, есть по полстранички, даже по несколько строчек. Рассказы сложены в книжки, каждой книжке автором придумано интересное название: «Тетрадки под дождем», «Рисунки на асфальте», «Привет вам, птицы», «Я жду вас всегда с интересом».

В 1969 году вышел в свет ро

ман Виктора Голявкина «Арфа и бокс». Роман большой, в нем много страниц, множество разных действующих лиц, юных и взрослых, всяких событий, происшествий, движений души, благородных и скверных поступков, как в жизни бывает. Герои романа «Арфа и бокс» живут в городе Баку, на берегу Каспийского моря. Погода там большей частью жаркая, солнечная. Роман неоднократно переиздавался: выйдет в свет— его тут же и раскупят, так интересно читать.

Но почему «арфа», почему «бокс»? В отношении «бокса» сразу отвечу: Виктор Голявкин, когда жил в Баку, учился в школе, занимался боксом, даже стал чемпионом в юношеском разряде. Про «арфу» поищем ответа у самого автора. И найдем:

«Итак, я занялся арфой, пишет Виктор Голявкин. — Арфа была куда хуже рояля. Струны все время рябили в глазах, и я дергал не ту струну. Мой педагог нервничал. Он кричал мне прямо в ухо: «Не та струна, бог мой, совсем не та, я буду бить вас по пальцам». Я сно

сил оскорбления и подзатыльники. И продолжал дергать струны не те, что нужно.

После нескольких лет занятий на арфе я вдруг увлекся боксом. Этот спорт восхитил меня. Удары по носу, по челюсти, в печень, в селезенку приводили меня в восторг. Я пропадал в спортзале целыми днями. У меня опухали нос и губы, и синяки закрывали глаза. Я был счастлив».

Синяки лучше, чем арфа, так думал герой романа, но не сам его автор. Сам автор покончил с боксом, поехал в Ленинград поступать в Академию художеств, учиться живописи, то есть опять-таки искусству. Арфа — тоже искусство.

Получив диплом Академии художеств, Виктор Голявкин... забросил живопись, принялся сочинять рассказы, повести... Хотя... как так забросил? Голявкин не пишет рассказ, а живописует, находя свои краски, каких ни у кого больше нет.

И сам рисует картинки к своим книжкам: к «Тетрадкам под дождем», «Рисункам на асфальте», «Скачкам в горах»...

Писатель Виктор Голявкин

w

Иду я как-то по пионерлагерю и в такт напеваю что попало. Замечаю — получается в рифму. Вот, думаю, новость! Талант у меня открылся. Побежал я к редактору стенгазеты. Женька-редактор пришел в восторг.

— Замечательно, что ты стал поэтом. Пиши. Я написал стихотворение о солнце:

Льется солнца луч На голову мне. Эх, хорошо Моей голове!

— Сегодня с утра идет дождь, — сказал Жень

ка,

а ты пишешь о солнце. Поднимется смех и

Не везет тебе, — говорит Женька, — дождь-то кончился — вот беда! И солнце пока не показалось.

Сел я писать о средней погоде. Тоже сразу не выходило, а потом вышло:

Ничего не льется На голову мне. Эх, хорошо Моей голове!

Женька-редактор мне говорит:

— Смотри, вон солнце опять показалось.

Тогда я сразу понял, в чем дело, и на другой

все такое. Напиши о дожде. Мол, не беда, что День принес такое стихотворение:

дождь, мы все равно бодры и все такое.

Стал я писать о дожде. Правда, долго не полу

чалось, но наконец получилось:

Льется дождь На голову мне. Эх, хорошо Моей голове!

Льется солнца луч На голову мне, Льется дождь На голову мне, Ничто не льется На голову мне. Эх, хорошо Моей голове!

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?