Костёр 1991-05, страница 42

Костёр 1991-05, страница 42

лубье саадашское саадан (то-есть колчан) стрел, по счету 17 стрел, да 10 гнезд стрел яблоневых с белохвосци перьями, да 10 гнезд стрел березовых с простым перьем.

Июня 2-го 1676 г. Писаны золотом и красками потешные игры: пара пищалей, пара пистолей, три булавы, три обушка, три топорка, три ножичка.

Сентября 30-го 1676 года. Для царевича куплен пояс сабельный шелковый, турецкого дела, к сабле потешной, которой ножны были обтянуты хзом зеленым с медной золоченой оправой.

Декабря 20-го 1676 года. Куплено кожи на пять барабанов.

Декабря 23-го 1676 года. Поданы в хоромы потешные пистоли, карабины, пищали вин-тованныя с замком деревян-ныя...»

Разумеется, одному Петру такого обилия игрушечного оружия не требовалось. Все дело в том, что в его игры начали включаться сверстники — дети из знатных и наиболее близких царской семье бояр. Среди участников детских игр найдем мы и имена будущих соратников Петра. Играли с царским сыном множество Нарышкиных — Лев, Мартемьян, Федор, Василий, Андрей, Семен, Кирилл, Иван, а еще: Гаврило Головкин, Ав-томон Головкин, Андрей Матвеев, князь Андрей Черкасский, князь Василий Мещерский, князь Иван Голицин...

Как и дети, в малиновые суконные кафтаны на беличьем меху были одеты четыре карлика.. Неотличимые от детей, участвовали они в игре, упреждая вовремя опасность. Мера предосторожности вполне по-( нятная. Хотя и игрушечным

оружием были вооружены дети, но так точно соответствовало оно настоящему, что без ► надзора взрослых оставлять

детей было нельзя. •

В начале 1682 года возле хором Петра устроили площадку, на которой был поставлен деревянный шатер и потешная из

ба — нечто вроде воинского стана. Кроме этого на площадке стояли рогатки и пушки. Из пушек можно было стрелять деревянными ядрами, обтянутыми кожей.

...Стрелецкие мятежи против малолетнего Петра быстро завершили его детство и «игрушками» юного царя стали только оружие, пушечные забавы и воинские походы.

«Великий Государь, царь и Великий князь Петр Алексеевич указал из Оружейной палаты внесть к себе, великому Государю в хоромы два лука малых... Указал в Оружейной палате прибрать 50 пищалей винтованных, 100 пищалей за-весных, 50 карабинов и к тем пищалям купить мошны, тре-щетки, заправы, да 20 натрусок (приспособление для хранения пороха) корельчатых, и к ним снуры (фитили для выстрела), да пуль разных снастей два пуда...»

Начались настоящие военные учения. Так, например, в конце 1683 года Петру вздумалось составить себе в селе Преображенском особый полк. Набирали в полк добровольцев, и первым туда явился конюх Сергей Бухвостов. Через много лет, по приказу Петра, архитектор и скульптор Растрелли отольет статую этого первого петровского солдата, которой и суждено будет стать первым памятником в новой столице — Санкт-Петербурге.

В Преображенском полку Петр принял на себя чин бомбардира и, как пишет историк М. Погодин, «начал знакомиться с подчиненностью, проходить по всем степеням службы, узнавать мало по малу ее нужды и потребности, искать и находить средство для их удовлетворения, изворачиваться в стесненных обстоятельствах.»

Потом к Преображенскому прибавился и Семеновский

полк. Зимой 1685 года по чертежам немецких мастеров был построен потешный городок в Преображенском, чтобы обучать солдат осадному искус-

С. Бухвостов — первый русский солдат

ству. Эта Потешная крепость была названа Пресбургом. Преображенский и Семеновские полки из «потешных», игрушечных превратились в главные полки русской гвардии, служба в которых считалась особенно почетной.

Летом 1689 года вспыхнул новый стрелецкий мятеж. Целью заговорщиков было убийство Петра. Но «игрушечные» полки Петра были уже реальной силой. К ним присоединились и все полки, которые видели в молодом, энергичном царе — преобразователя России. Мятеж стрельцов был подавлен. Было Петру в ту пору семнадцать лет...

Впрочем, до этого рубежа он успел обзавестись еще одной «игрушкой», которой тоже предстояло во многом определить будущее и самого Петра, и всей страны. В 1688 году в селе Измайлове, в амбаре, где был свален различный хлам, принадлежавший Никите Ивановичу Романову — двоюродному брату царя Михаила Федоровича, Петр разыскал ботик и спустил его на воду Плещеева озера. С этого ботика начался славный российский флот. И всего четверть века оставалось до победы Петровского флота в Гангут-ском сражении...

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?