Техника - молодёжи 1938-05, страница 54

Техника - молодёжи 1938-05, страница 54

Испытания эдисоновской динамомашины. Рисунок из журнала <Сайнтифик Амери-кен» от 18 октября 1879 г. Эта динамо-машина восстановлена в Эдисоновском музее в Дирнборне.

Она представляла собой комбинацию двух электродов, расположенных параллельно, так, что по мере сгорания электродов расстояние между ними не изменялось. Однако свеча Яблочкова страдала многими недостатками. По иному принципу решал проблему электрического освещения другой русский изобретатель, Лодыгин, первые опыты которого с вакуумными лампочками увенчались успехом.

Лампочка Лодыгина была устроена.сле-дующим образом: между массивными медными стержнями, помещенными в герметически закрытом стеклянном шаре, иЭ' которого выкачивался воздух, зажималась тонкая угольная палочка. При включении тока уголек сгорал за счет лишь того воздуха, который ввиду несовершенства вакуума оставался в корпусе лампы. Таким образом лампы Лодыгина горели в течение часа, давая освещение в 10— 20 свечей. Однако все это. было кустарно и не имело широкого распространения.

Эдисон сразу подошел к задаче электрического освещения как к большой комплексной проблеме. Надо было добиться получения экономичного источника электрического тока, разработать систему проводки и детали арматуры, сделать пользование электричеством безопасным и т. д. Но, главное, надо было создать электрическую лампочку, способную гореть много часов подряд и кон-, курировать с газовым освещением.

G подлинно американским размахом Эдисон начал свои эксперименты. Конечно, Лодыгин, получивший от Академии наук премию в тысячу рублей и затем продолжавший дело за собственный страх и риск, не мог конкурировать с Эдисоном в этом отношении.

Найти подходящий материал для волоска лампы было первой задачей. Платина была слишком дорога для массового употребления. Обугленные нити древесного происхождения быстро перегорали. Сотни опытов не приводили ни к чему.

Поиски совершенного материала для волоска лампы целиком поглотили всю лабораторию. Каждый новый материал, который мог быть использован для этой цели, тщательно исследовался. Картон, щелк, бумага, фибра, бамбук, целлулоид и десятки других веществ нескончаемой вереницей проходили под микроскопом

Эдисона, открывая ему особенности. строения своих волокон. Все вещества после изучения их микроструктуры обугливались и испытывались в лампах. Толстые дневники с подробными записями опытов заполняли одну полку за другой в рабочей библиотеке Менло-парка. Наконец Эдисон решил, что нить, изготовленная из волокна бамбука, обладает лучшими качествами, и тогда для его сотрудников начался самый трудный период деятельности.

Из всех многочисленных сортов бамбука, имеющихся в природе, решено было найти лучший, дающий наиболее стойкую и прочную нить. В поиски за этим лучшим сортом бамбука были посланы сотрудники лаборатории, которые разъехались по самым отдаленным уголкам земного шара. Из Китая и Японии, Флориды и Цейлона, Индии и Кубы начали приходить в Менло-парк посылки с различными видами растений. Борьба за лампочку накаливания шла развернутым фронтом, причем полем сражения являлся чуть ли не весь мир. Но успех пришёл не сразу. Несмотря на хороший вакуум, достигнутый Эдисоном, лампочки горели по нескольку минут, после чего, печально мигнув, угасали навсегда. При помощи специальных насосов Эдисону удалось добиться вакуума почти в одну миллионную долю атмосферы, но и это не приводило к желаемым результатам,

Выход был найден случайно, когда в одну из бессонных ночей Эдисон, сидя по обыкновению за своим рабочим столом, рассеянно катал между пальцами кусок смолы, смешанный с угольным порошком, оставшимся в лаборатории в большом количестве после работы над телефоном. Случайно взглянув на получившуюся при этом нить, Эдисон решил испытать ее в лампе.

Опыт дал для начала хорошие результаты. Отныне все внимание работников Менло-Иарка сосредоточилось на усовершенствовании метода изготовления и обугливания волоска. Работы продолжались с тем же напряжением и упорством.

Наконец 21 октября 1879 г. в лаборатории была изготовлена лампочка, которая не погасла через несколько минуя после включения тока. Эдисон и его помощник Бэчлор сидели около своего детища, с тревогой ожидая трагического мигания волосков, Но час проходил за часом, а лампа попрежнему освещала ровным светом высокие стены лаборатории. Взволнованные победой, они просидели всю ночь, но лампа продолжала гореть. Она горела и весь следующий день, и лишь через 48 часов после начала опыта, когда Эдисон увеличил напряжение в сети, лампочка оказалась побежденной.

Так или иначе проблема была решена; оставалось лишь закрепить за собой завоеванные позиции, устранить замеченные недостатки и двигаться вперед.

В патенте, взятом на электрическую лампочку 27 января 1880 г., Эдисон привел исчерпывающее описание внесенных усовершенствований и методов, которыми они были достигнуты.

«Целью настоящего изобретения, — говорилось в патенте, — является производство электрических ламп, дающих свет путем накаливания, причем лампы обладают высоким сопротивлением, что позволяет практически осуществить дробление света. Стремление прежних изобретателей было направлено к уменьшению сопротивления угольного стержня. Недостатком этого способа является то, что большое количество ламп, имеющих сопротивление от 1 до 4 ом, не может работать при параллельном включении без применения питающих проводов огромных размеров».

Говоря о «дроблении света», Эдисон имел в виду возможность питать большое количество лампочек одним источником электрического тока. В установках Яблочкова и других изобретателей до Эдисона каждую световую точку обслуживала специальная электрическая станция, состоящая из динамомашины и агрегата, приводящего ее в движение. Совершенно очевидно, что при такой системе электрическая лампочка не могла рассчитывать на широкое применение.

Покончив с получением работоспособь ной лампочки Накаливания, Эдисон перешел к другим этапам той же проблемы освещения. В Менло-парке была построена динамомашина постоянного тока оригинальной конструкции, была разработана так называемая «трехпроводная система подводки тока», при которой достигалось до 62% экономии меди. В самый короткий срок были созданы десятки деталей арматуры, большинство которых сохранилось в употреблении до наших дней. Одновременно с этим Эдисон ввел новый способ прокладки линии передачи под землей, избавив этим современные города от опасности покрыться густой паутиной проводов, которые, несомненно, закрыли бы от нас солнце.

Победа была одержана нелегко. Целыми днями Эдисон не выходил из своей лаборатории. Только для того, чтобы подобрать материал волоска лампочки, потребовалось около 6 тыс. опытов! Побег* дили гений Эдисона, правильная организация работ и железное упорство всех сотрудников Менло-парка.

Жизнь в Менло-парке была нарушена смертью первой жены Эдисона. После своей второй женитьбы на Минни Миллер, дочери известного фабриканта сельскохозяйственных машин, Эдисон покинул Менло-парк, лаборатории которого давно уже не соответствовали размаху его работ. В Вест-Оранже, куда Эдисон перебросил свои лаборатории и мастер-: ские, были построены большие кирпичные здания, и «фабрика изобретений» вновь приступила к делу.

За 45 лет, с 1886 по 1931 г., проведенных здесь Эдисоном, было проделано огромное количество работ, изобретений и усовершенствований. Вращающиеся печи для обжига сырья в цементном производстве, кинематограф, говорящее кино (комбинация проекционного аппарата с фонографом), методика обогащения руд, щелочные аккумуляторы •— вот лишь небольшая часть проблем, разработанных Эдисоном в Вест-Оранже.

Биография ученого и изобретателя — это его труды. Больше всего это относится к Эдисону. Многие отрасли современной техники, прочно вошедшие в наш быт, носят следы более чем полувековой работы эдисоновского гения. Эта бесконечная способность к труДу, упорство, система в работе и внутренняя организация являлись наиболее характерной особенностью Эдисона. Количество патентов, взятых Эдисоном, к концу его жизни достигало 3 тыс.

Последние годы Эдисона прошли в обстановке жестокого экономического кризиса. То, над чем он работал всю жизнь, было вдруг объявлено ненужным для человечества... Гениальный изобретатель, но плохой политик, Эдисон не сумел увидеть в этом кризисе рокового разрыва между техническим прогрессом и политикой капитализма, между ростом производительных сил и рамками капиталистической системы. Он пытался подавить растущую тревогу своим обычным, американским оптимизмом.

Не изобретать для Эдисона значило не жить. Слабеющий, больной, 84-летний Эдисон продолжал до самой смерти, наступившей в 1931 г., трудиться над получением синтетического каучука. Это была его Последняя работа.

58

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?