Техника - молодёжи 1939-01, страница 18

Техника - молодёжи 1939-01, страница 18

Наверху: одноколесный самолет «Сталь-2». Внизу: предшественник самолета «Максим Горький».

лять самолет с убранными шасси, так как в этом положении маши рует. А тогда подобная лась делом в высшей степени рискован-•* ным. чуть ли не героическим.

Первые конструкции убирающегося шасси были еще несовершенны. Однажды при посадке мой новый самолет, вместо того чтобы упруго коснуться колесами поверхности аэродрома, робко поджал под себя «ноги» и сел на брюхо.

ствовал. что он не переходит в положение, горизонтальное поверхности аэродрома. а норовит врезаться носом в землю. Не могу понять, в чем дело! Беру рули на себя — машина не повинуется. Кричать механику — поздно: потеряешь лишнюю секунду, и самолет врежется в землю. Напрягаю последние ^ усилия и изо всех сил беру рули на себя. Чувствую толчок — машина коснулась земли с задранным кверху хвостом... Второй толчок... третий... Самолет прыгает по грунту аэродрома и останавливается. Облегченно взджнув, я оставляю пилотскую кабину. Что же произошло со стабилизатором?

И тут выясняется неожиданное: мой товарищ, вместо того чтобы крутить штурвал стабилизатора на себя, крутил его в обратную сторону. Я недоуменно смотрю на бортмеханика, и во мне борется обида на него с тем особым чувством. какое испытывает летчик, только -А что избежавший аварии.

— Что же ты сделал? — говорю я ему.

Механик улыбается растерянно, виновато:

— Я был расстроен тем, что поднялась температура мотора, и от волнения забыл, в какуЮ сторону надо накручивать этот проклятый штурвал.

В тот памятный день я особенно остро почувствовал простую, но непреложную истину: «Испытателю опытных самолетов нельзя быть рассеянным. В нашем деле рассеянность кончается катастрофой».

На мою долю выпала честь испытать наш первый скоростной самолет. Это был самолет «ХАИ-1», созданный груп-miwouepoB Харьковского авиацион-В самолете «ХАИ-1» последние достижения отор самолета был заключен кольцо. Машина об-аэродинамическими была тщательно зализана. Улучшение аэродинамических качеств самолета вызвало значительное повышение скорости. Обладая таким же мотором, какой имели многие наши машины, самолет развивал исключительную, по тем временам, скорость —320 км в час. Это было новое, выдающееся достижение советской авиации.

Между прочим, на самолете «ХАИ-1» были впервые в нашей стране применены убирающиеся шасси. Сейчас уже твердо установлено, что гораздо удобнее при вынужденной посадке призем-

В ногу с развитием нашей промышленности советские конструкторы создавали самолеты, обладающие все большей скоростью, грузоподъемностью, высотностью. А это делало работу летчика-испытателя все более увлекательной, интересной, захватывающей.

Мой новый опытный самолет был своеобразным предшественником широко известного воздушного корабля «Максим Горький». Сначала новую машину испытывал Герой Советского Союза М. М. Громов. Он первый произвел облет этой машины и передал ее летчикам нашего аэродрома для государственных испытаний. Самолет имел шесть моторов, его полетный вес равнялся 40 г. Машина могла поднять 100 человек. Но. как всякий опытный самолет, этот воздушный корабль имел серьезные недостатки: он был плохо управляем. Чтобы при посадке самолета привести в движение стабилизатор, следовало сделать уже не 40 оборотов штурвала, как при полетах на двухмоторной машине, а 150! Разумеется, такую нагрузку не в состоянии был выдержать ни один человек. Поэтому решено было для вращения штурвала стабилизатора приспособить электрический мотор. Мотор установили. Теперь летчик должен был только нажимать кнопку переключателя.

Казалось бы, все меры приняты, можно лететь. Но испытательная работа научила меня вновь и вновь возвращаться к вопросу, который как будто уже решен. Так было и на этот раз. Дело это опытное, и мне казалось, что нужно принять меры предосторожности. Я спросил механика:

— Что мы предпримем, если электромотор в нужную минуту не выключится?

Он ответил, что отказ электросистемы—дело вполне возможное. Мы условились: если электромотор закапризничает, я дам знать об этом механику тем, что прибавлю и сбавлю количество обо

Майор Стефановский (дружеский шарж Героя Советского Союза А. М. Бряндинского).

ротов одного из моторов. В этом случае механик должен включить рубильник.

Самолет нагружается доотказа. Еще раз все проверено. Можно итти в очередной испытательный полет. Я, второй летчик, инженер, механик усаживаемся по своим местам. Отрулили на самолете в самый дальний угол аэродрома. Взревели шесть мощных моторов, и корабль начал свой разбег. Но вот позади уже десятки метров, а наш тяжелый самолет все еще не оторвался от земли. Беру рули на себя — никакого эффекта. Даю сигнал в' рому летчику, он включает кнопку i ключателя — начинает вращаться штурвал стабилизатора, и машина с большим трудом, словно нехотя, уходит в воздух.

Теперь осталось выключить мотор стабилизатора, выровнять машину для набора скорости, а затем набирать высоту. И тут электромотор сыграл с нами скверную шутку. Сколько второй летчик ни нажимал кнопку выключателя, электромотор не выключался. Попрежнему вертелся штурвал стабилизатора, и самолет, вместо того чтобы итти горизонтально, все выше и выше задирал нос.

Положение становилось катастрофическим. Самолет мог легко потерять скорость. наклониться носом вниз, попасть в отвесное пике и, развив огромную скорость^ врезаться в землю. Второй пилот

Я внимательно осмотрел самолет и нашел его вполне исправным.

Так. совершенно невольно, впервые в нашей авиации была совершена посадка с убранными

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Аэродинамическое кольцо

Близкие к этой страницы
Понравилось?