Техника - молодёжи 1941-01, страница 57

Техника - молодёжи 1941-01, страница 57

разработанную под руководством этих лиц как бы отдавала комитету последнюю честь веред началом жестоких боев с противни-

Как гордились мы тогда блестящим ви-эм этих частей, отправлявшихся на фронт! jo как беспочвенна и напрасна, однако, наша гордость! Мы немногим отли-

.........j в этом отношении от толпы обыва-

елей, привлекаемых красивой картиной и юдрящей музыкой.

: Уже спустя несколько месяцев нам причлось испытать жестокое разочарование. 1 пехотных полках оказался громадный «достаток винтовок, а в артиллерии катастрофически нехватало снарядов. Помимо сего прочего, сильно недоставало артиллерийских орудий, в особенности тяжелых. Любуясь маршем артиллерийской брига-а, мы как специалисты-инженеры оцени-ши в эти минуты вооружение артиллерии мвным образом с точки зрения ее ка-(еств. И многие из нас забывали в тот

г II

)мент вопрос Ведь русская 76-миллиметровая полевая зка была одной из лучших. Она облада-прекрасными боевыми свойствами, и это знавали даже враги. После русско-япон-:ой войны к ней были приняты панорам-|й прицел, более совершенный лафет со 1, а также фугасные гранаты, недо-; которых так остро чувствовался на Маньчжурии. Однако таких легких |ушек у нас полагалось на корпус девя-' 5сто шесть, а в Германии — сто восемь. Отличный образец представляла и рус-(ая полевая гаубица. образца 1909 года, назначенная для поражения навесным ог-противника, засевшего в окопах, а так-для разрушения полевых укрытий. Но русский корпус имел всего двенадцать по-:вых гаубиц, а германский корпус — в ш раза больше. Отставание огромное! v Еще хуже обстояло дело с тяжелой артиллерией. Начало 900-х годов знаменовало собой эпоху введения в различных Государствах мощных орудий крупного калибра, стрелявших весьма сильным зарядом, обладавших большими начальными скоростями и более дальнобойных. Эти орудия придавались полевым войскам для разрушения тех препятствий, против которых рыла бессильна полевая артиллерия.

Германия уже в 1902 году ввела тяжелую нолевую гаубицу, а в 1904 году — полевую тяжелую пушку. С очень боль-в 1910 го-

Мимо нашего окна проходила гвардейская конно-артиллерийская бригада, отправ-фронт. Увидев в окне своего бывшего начальника, командир бригады салютовал ему.

ду, в царской России были закончены разработка и испытания 107-миллиметровой Скорострельной пушки и 152-миллиметровой тяжелой гаубицы. По своей системе эти образцы опять-таки считались лучшими орудиями того времени. Но какое ничтожное количество их было! Ко времени войны удалось сформировать на всю русскую армию всего лишь восемь дивизионов, развертываемых при мобилизации в двадцать. Этих орудий было так мало, что полевая тяжелая артиллерия могла быть придана' только отдельным армиям. В то н?е время у немцев в каждом корпусе было по шестнадцати тяжелых гаубиц или пушек.

Еще хуже обстояло дело с осадной и крепостной артиллерией. В период 1909— 1913 годов в России были разработаны новые образцы этой артиллерии. Они также отличались своими хорошими качествами и по величине начальной скорости, и по весу снаряда и разрывного заряда, и по дальности стрельбы. Но ввиду крайней медленности всех работ и производимых испытаний, а также из-за неотпуска соответствующих кредитов новые орудия ко времени войны так и не были заготовлены.

Главная причина такой чудовищной медлительности в техническом перевооружении >усской армии заключалась, конечно, в общей отсталости царской России и, в ча-1тности, чрезвычайно слабом развитии юениой промышленности по сравнению с Западпой Европой. Факт этот общеизвестен, з о нем не стоит много говорить.

Но были также и другие причины. К числу их относилась, например, неудовлетворительная организация работ по военным изобретениям и усовершенствованиям. Взять хотя бы Артиллерийский комитет. Здесь работало немало тала'нтливых и крупных специалистов. Но в какие условия они были поставлены! Во всех мероприятиях чувствовалась бедность средств, стиль «малого размаха».

В каждом отделе комитета полагалось не более двух-четырех работников. Дел же сыпалось, как из рога изобилия! Еле успеешь доложить какой-либо вопрос, как поступает уже следующий. Так приходилось докладывать по нескольку вопросов каждую неделю, то есть на каждом заседании комитета. Но ведь всякая тема требовала основательной подготовки, наведения различных справок, поисков и изучения соответствующей литературы, посещения заводов. В то же время надо было присутствовать на опытах и на вечерних заседаниях и различных комиссиях. Жизнь была в высшей степени суматошной, беспокойной. Расширение состава комитета откладывалось из-за неотпуска средств. Все это, конечно, плохо отзывалось на развитии дела. Многие серьезные темы нуждались в обширном обмене мнениями и вызывали часто весьма горячие споры. Докладчик, который излагал на заседании содержание темы, должен был вносить и проект постановления. Он подвергался разнообразным перекрестным вопросам. Поэтому мы называли комитетский зал заседаний «залом перекрестного допроса». После прений составлялась окончательная редакция решения. Затем журнал сдавался в канцелярию комитета для перепечатки, сбора подписей и производства необходимых распоряжений. Сам же докладчик немедленно переходил к следующей работе. Как будет исполнено решение комитета, какие последуют мероприятия — за всем этим докладчик не имел времени следить. Он, как белка в колесе, рассматривал все следующие поступавшие к нему дела. Важные и неважные —все были в одной куче;

неисполненных дел не должно было быть, за этим строго следилось. 1

Много напрасно потерянного времени отнимала работа, называвшаяся в комитете «ассенизацией», то есть работа по рассмотрению различных невежественных предложений и изобретений; они донимали нас своим количеством.

Основной недостаток заключался, таким образом, в том, что комитетские работники не имели возможности следить за осуществлением тех или иных решений. Они не были в состоянии добиваться выдачи необходимых нарядов, вырывать из тощих карманов скупого министерства нужные средства, следить за изготовлением опытных образцов на заводах и т. п. Дела двигались большей частью самотеком, не было постоянного работника, всецело отвечающего не только за правильность своего доклада в комитете, но и за скорейшее проведение дела во всех последующих многочисленных инстанциях.

Необходимо иметь в виду, что при введении какого-нибудь орудия приходилось одновременно рассматривать необычайно большое количество самых разнообразных вопросов. Здесь имело значение не только само орудие, но и устройство лафета. Далее следовал «выстрел», то есть конгломерат множества деталей, необходимых для производства выстрела: гильза, капсюльная втулка для воспламенения, заряд пороха, сорт пороха, различные образцы снарядов с дистанционными трубками и взрывателями. При проектировании нового снаряда на сцену выступали сложные теоретические вопросы внутренней баллистики. Затем следовала «стрельба», включающая не менее сложные вопросы внешней баллистики, составление таблиц стрельбы, разработку приборов для ведения стрельбы и т. д. и т. д. Наконец, надо было разрешить вопрос о новой конструкции передков, зарядных ящиков н всей прочей второстепенной материальной части данной системы орудия.

По многим вопросам необходимо было запрашивать мнение какого-либо другого

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?