Техника - молодёжи 1955-08, страница 13

Техника - молодёжи 1955-08, страница 13

А. КАРЛОВ

Рис. А. ПЕТРОВА

Если вы попадете на Люберецкий завод сельскохозяйственных машин имени Ухтомского, вас не может не захватить обстановка радостного, упорного и неустанного труда. Во .всех цехах, расположенных по обе стороны широкой асфальтированной магистрали, пересекающей обширную заводскую площадку, кипит работа: глухо бухают молоты в кузнечном цехе, яркой сверкающей струей льется из ковша расплавленный металл, заполняя движущиеся на конвейере литейные формы, тонко звенят пилы, яростно шипит пламя автогена в руках рабочего, над чистым листом ватмана склоняется молодой конструктор, готовясь провести первую линию чертежа новой машины...

Почти полтора десятка наименований машин ежегодно выпускает Люберецкий завод, снабжая сельское хозяйство страны самыми разнообразными посевными и уборочными агрегатами и механизмами. Отсюда на колхозные и совхозные поля идут жатки и льнотеребильные машины, стогометатели и сложные широкозахватные тракторные косилки, силосоуборочные комбайны, машины для уборки конопли, шалфея, приспособления к сеялкам для квадратно-гнездового посева кукурузы и др.

Их творцы и строители — конструкторы, рабочие, инженеры и техники, захваченные общим трудом, сплочены в единый целеустремленный коллектив. Передовой отряд этого коллектива — изобретатели и новаторы. Это люди, дела которых часто ускоряют и меняют налаженный ритм производства. Они находят новые возможности совершенства технологии, улучшают методы и приемы труда, выискивают резервы повышения производительности...

В заводском бюро рационализации и изобретательства зарегистрировано до семисот рабочих. Они систематически выступают с предложениями рационализировать работу на том или ином участке, изобретают новые приспособления к станкам, помогают совершенствовать выпускаемые машины и механизмы, сами конструируют новые высокопроизводительные станки. Среди них не только рабочие с многолетним производственным стажем, но и молодые производственники. Многие из них являются авторами ценных предложений, осуществление которых улучшает условия труда в цехах, сберегает государству значительные денежные средства, уменьшает расход металла, дерева и других материалов.

В цехе льнотеребильных машин одной из самых трудоемких работ долгое время было сверление отверстий в деталях вязального аппарата. Дело в том, что при обработке этих деталей приходилось производить размешу вручную. Отсутствие же данных частей нередко задерживало сборку машины. Слесарь комсомолец Александр Тарасов тщательно изучил способ разметки и обработки дефицитных деталей и вскоре сконструировал приспособление, с помощью которого можно было производить сверление без предварительной разметки. Предложение оказалось очень удачным.

Комсомолец Тарасов — один из активных рационализаторов. Только в 1955 году на заводе принято и внедрено в производство одиннадцать его предложений.

Молодого рабочего Андрея Гальцева перевели работать на автомат, изготовляющий металлические скобочки для полотна комбайна. Станок давал большое количество брака, много проволоки шло в отходы. Гальцев нашел причину неполадок. Он изменил конструкцию резца, насекающего проволоку, и производительность станка увеличилась вдвое, брак прекратился.

В тех случаях, когда предложения рационализаторов встречают должное внимание и поддержку, они неизменно дают ощутимые результаты. В этом отношении показателен случай с молодым рабочим малярно-упаковоч-ного цеха Алексеем Воробьевым.

Вскоре после поступления на завод Воробьев внес свое первое рационализаторское предложение. Оно не было значительным и давало лишь небольшую экономию краски. Однако к предложению юноши подошли внимательно, рассмотрели и быстро внедрили его. Самого рационализатора премировали.

Все это вселило в молодого изобретателя уверенность в своих силах. Через некоторое время он предложил новую форму упаковки редуктора стогометателя. Това

рищи по работе одобрили, посоветовав внести некоторые изменения. К удивлению юноши, в конструкторском отделе его предложение не приняли. Но Воробьева не расхолодило возражение конструкторов. Он пошел к главному инженеру завода В. Калашникову и рассказал ему о своем замысле. Калашников оценил инициативу молодого рабочего и помог внедрить в производство его предложение, дающее заводу 65 тысяч рублей ежегодной экономии.

К сожалению, далеко не всегда рационализатор и изобретатель- на Люберецком заводе получает должную поддержку и одобрение.

В станко-модельном цехе мы познакомились с механиком Григорием Леонтьевичем Абрамовым. Это один из онатных людей завода: изобретатель, автор ряда ценных предложений, облегчающих труд рабочих и повышающих его производительность, конструктор оригинальных станков и приспособлений.

Об одном из его изобретений мы и расскажем здесь.

В апреле 1948 (года Абрамов внес на рассмотрение заводского БРИЗа свое предложение о создании ста«ка-автомата для нарезания резьбы в гайках. Предложение это было более чем своевременным. Завод, выпускающий сельскохозяйственные машины, потребляет огромнейшее количество гаек. Изготовлением их занято до тридцати человек, работающих на одиннадцати сверлильных станках.

Автомат, предложенный Г. Абрамовым, по предварительным расчетам, должен был давать до 16 тысяч гаек за смену, то-есть заменить 5—б сверлильных станков.

Идею механика сразу признали интересной и практически осуществимой. Но... потребовалось два года, чтобы БРИЗ и отдел главного технолога решились официально дать положительное заключение.

В 1950 году руководство завода приняло решение сделать один опытный экземпляр автомата. Однако практически это выразилось в разрешении автору собственными силами, без чертежей, а только по своим наброскам, строить станок.

Изобретатель оказался упрямым человеком. Он сам, не жалея ни труда, ни времени, пилил, строгал, обтачивал детали для своего детища, компоновал и приспосабливал части от других механизмов, найденные среди различного металлического лома. Так или иначе, но в 1951 году станок-автомат был сделан, опробован и получил полное одобрение заводской общественности.

Но потребовалось еще больше года, чтобы сделать рабочие чертежи нового станка. Чертежи положили в заводской сейф, копию их выдали автору и... на атом успокоились. Иногда на других заводах случайно узнавали о станке Абрамова. На Люберецком заводе не отказывались: да, такой станок действительно существует, заслуживает внимания. Если с другого завода требовали, люберецкие машиностроители высылали чертежи.

Узнали о гайконарезном автомате в Министерстве радиотехнической промышленности и заказали автору изготовить станок для нарезки резьбы в крохотных трехмиллиметровых гайках. До сих пор их нарезали на заводах вручную, и гайки часто оказывались «узким местом». Абрамов сейчас заканчивает опытный образец станка. Он будет нарезать за смену до 30 тысяч стальных и до 40 тысяч латунных гаек. А на Люберецком заводе по-прежнему продолжают изготовлять гайки вручную. Одиннадцать сверлильных станков работают в три смены, а забытый автомат без дела пылится в станко-модельном цехе. Впрочем, иногда о нем вспоминают. Если завод оказывается в тяжелом состоянии из-за отсутствия гаек, взоры обращаются к изобретателю и его автомату. Спасая положение, на опытном образце станка срочно изготовляют несколько десятков тысяч гаек, и... опять автомат бездействует.

История с изобретением механика Абрамова, к сожалению, не единственная в этом роде на Люберецком заводе. Можно назвать еще ряд талантливых изобретателей, чьи замыслы по вине излишне опокойных людей не нашли должного применения на заводе.

Около тридцати лет работает на заводе изобретатель Яков Иванович Саввин. О нем, как и об Абрамове, охотно и подробно расскажут и в заводоуправлении, и в парт-

11

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?