Техника - молодёжи 1957-03, страница 30

Техника - молодёжи 1957-03, страница 30

Попутно пришло другое, чрезвычайно важное открытие: запасы аиамезоиа и планетарных ионных зарядов, сохранившиеся на корабле, обеспечивали взлет «Тантры» с тяжелой планеты и путь до Земли. Теперь предстоял огромнейший труд по перегрузке контейнеров с анамезоиом. Нелегкая сама по себе задача, здесь, на планете с тройной тяжестью, превращалась в дело, требовавшее высочой инженерной изобретательности. Но люди эпохи Кольца не боялись трудных умственных задач, а радовались им...

Биолог вынул из магнитофона в центральном посту незаконченную катушку полетного дневника. Эрг Hoop с геологом открыли плотно запертый главный сейф, хранивший результаты экспедиции «Паруса». Люди потащили на себе значительный груз: множество рулонов фотонно-магнитных фильмов, дневники, астрономические наблюдения и вычисления. Сами будучи исследователями, члены экспедиции не могли даже на короткий срок оставить столь драгоценную находку.

Едва живые от усталости разведчики встретились в библиотеке «Тантры» с горящими нетерпением товарищами. Здесь, в привычной обстановке, за удобным столом под ярким светом, могильная тьма окружавшего мира и мертвый, покинутый звездолет стали видением ночного кошмара. Только не снимаемое ни на секунду давило каждого тяготение страшной планеты, да при каждом движении то один, то другой из исследователей морщился от боли. Без большой практики было очень трудно приспособить собственное тело к движениям механизмов стального «скелета». Даже из короткого похода люди вернулись в изнеможении. У геолога Бины Лед, по-видимому, получилось легкое сотрясение мозга, но и она, тяжело привалившись к столу и сдазливая виски, отказалась уйти до прослушивания последней катушки корабельного дневника. Низа ожидала от этой восемьдесят лет хранившейся в мертвом корабле записи чего-то невероятного. Ей представлялись хриплые призывы о помощи, вопли страдания, трагические прощальные слова. Девушка вздрогнула, когда из аппарата раздался звучный голос.

Неизвестный голос излагал события, случившиеся семь месяцев спустя после передачи сообщения на Землю. Еще четверть века до этого, при пересечении метеоритного пояса в системе Веги «Парус» был поврежден. Повреждение в кормовой части удалось исправить и продолжать путь, но оно нарушило точнейшую регулировку защитного магнитного поля моторов. После длившейся двадцать лет борьбы двигатели пришлось остановить. Еще пять лет «Парус» летел по инерции, пока не потерял скорости, прорезая неизвестные силовые поля. Тогда было послано первое сообщение. Звездолет приближался к Солнцу и собирался послать второе сообщение, но попал в поле тяготения железной звезды. Дальше получилось как и с «Тантрой», с той лишь разницей, что корабль без ходовых моторов совсем не мог сопротивляться. Он не смог сделаться спутником планеты, так как ускорительные планетарные моторы тоже разрушились. «Парус» благополучно сел на низкое плато вблизи моря. Экипаж принялся выполнять три стоявшие перед ним задачи: попытку отремонтировать двигатели, посылку призыва на Землю и изучение неведомой планеты. Не успели еще собрать ракетную башенку, как люди начали непонятным образом исчезать. Посланные на розыски тоже не возвращались. Исследование планеты прекратили, покидать корабль для строительства башенки стали только все вместе и подолгу отсиживались в наглухо запертом корабле в перерывах между невероятно изнурительной от силы тяжести работой. Торопясь отправить ракету, они даже не предприняли еще изучения чужого звездолета поблизости от «Паруса», по-видимому находившегося здесь уже давно.

«Это диск!» — мелькнуло в уме Низы. Она встретилась глазами с начальником, и тот, поняв ее мысли, кивнул утвердительно головой.

Из четырнадцати человек экипажа «Паруса» осталось в живых восемь, но после принятых мер исчезновение людей прекратилось. Дальше в дневнике следовал примерно трехдневный перерыв, после которого сообщение передавал высокий молодой женский голос.

— Сегодня, двенадцатого числа седьмого месяца 723 года Кольца, мы, все оставшиеся, закончили подготовку ракеты-передатчика. Завтра, в это время...

Кэй Бэр инстинктивно взглянул на часовую градуировку вдоль перематывавшейся ленты: пят» часов утра по времени «Паруса» и, кто знает, сколько по этой планете...

— Мы отправим надежно рассчитанное... — голос прервался, затем снова возник, более глухой и слабый, как если бы говорившая отвернулась от приемника. — Включаю! Еще... — Прибор смолк, но лента продолжала перематываться. Слушавшие обменялись встревоженными взглядами.

— Что-то случилось! — начала Ингрид Дитра.

Из магнитофона полетели торопливые, сдавленные слова:

— Спаслись двое... Лаик не допрыгнула... подъемник... дверь не смогли закрыть, только вторую! Механик Сах Ктон пополз к двигателям... ударим планетарными...

Лента некоторое время вращалась беззвучно, затем тот же голос заговорил снова:

— Кажется, Ктон не успел. Я одна, но я придумала. Прежде чем начну, — голос окреп и зазвучал с убедительной силой:— Братья, если вы найдете нас, предупреждаю, не покидайте корабля никогда!—Говорившая громко вздохнула и сказала негромко, как бы самой себе:-—Надо узнать про Ктона, вернусь, объясню подробнее. Его окружает тьма, ничто...

Щелчок — и лента продолжала сматываться до конца катушки. Но напрасно ожидали внимательные уши, неизвестной не пришлось ничего объяснить, как, вероятно, не пришлось и вернуться.

Эрг Hoop выключил аппарат и обратился к своим товарищам.

— Наши погибшие сестры и братья спасают нас! Мы получили предупреждение О какой-то смертельной опасности, подстерегающей здесь гостей иных планет. Я не знаю, что это такое, но, наверное, это чужая жизнь.

— Как вы думаете запастись горючим, не выходя из корабля? — спросил Кэй Бэр.

— Почему не выходя из корабля? Нам придется выходить и работать снаружи. Но мы предупреждены и примем меры...

— Я догадываюсь, — сказал биолог Эон Тал, — барраж вокруг места работы.

—- Не только, но и на пути между кораблями!—добавил Пур Хисс.

— Конечно! Так как мы не знаем, что нас подстерегает, то барраж сделаем двойной: излучением и током. Протянем провода, по всему пути создадим световой коридор.

Голова Бины Лед со стуком ударилась о стол. Врач и второй астроном придвинулись, преодолевая тяжесть, к бесчувственному товарищу.

— Ничего! — объявила Лума Ласва. — Сотрясение и перенапряжение. Помогите мне дотащить Бину до постели!

И это простое дело не выполнили бы быстро, если бы механик Тарой не догадался приспособить автоматическую электротележку. С помощью ее всех восьмерых разведчиков развезли по постелям: пора было отдохнуть, иначе перенапряжение неприспособленного к новым условиям организма обернулось бы болезнью.

Вскоре две тележки-робота, сцепленные вместе^ принялись выравнивать дорогу между звездолетами. Мощные кабели протянулись по обеим сторонам намеченного пути. У обоих звездолетов установили временные наблюдательные башенки с толстыми колпаками из силикобора. В башенках сидели наблюдатели, посылавшие время от времени веера смертоносных жестких излучений из пульсационных камер. Сильный свет прожекторов во время работы не угасал ни на секунду. В киле «Паруса» открыли главный люк, разобрали переборки и приготовили к спуску на тележки четыре контейнера с анамезоиом и тридцать цилиндров с ионными зарядами. Погрузка их на «Тантру» являлась гораздо более сложной задачей. Звездолет нельзя было открыть, как мертвый «Парус», и тем самым впустить в него все, возможно, убийственные^ порождения чужой жизни. Поэтому люк только подготовили и, раскрыв внутренние переборки, перевезли с «Паруса» запасные баллоны со сжатым воздухом. По задуманному плану с момента открытия люка и до окончания погрузки контейнеров приемную шахту следовало непрерывно продувать сильным напором сжатого воздуха. Кроме того, по борту корабля устанавливалось защитное излучение.

Люди постепенно осваивались с работой в стальных скелетах, немного привыкли к силе тяжести: ослабели нестерпимые боли во всех костях, начавшиеся вскоре после посадки.

Прошло несколько земных дней. Таинственное «ничто» не появлялось. Температура окружающего воздуха стала резко падать. Поднялся ураганный ветер, крепчавший с каждым часом. Это заходило черное солнце. Охлаждение было не резким, но все же к середине планетной «ночи» наступил сильный мороз. Работы продолжались с включенными обогревателями скафандров. Первый контейнер удалось спустить из «Паруса» и довезти до «Тантры», когда на «восходе» разбушевался новый ураган, гораздо сильнее «закатного». Температура быстро поднялась выше нуля, плотные струи воздуха несли огромное количество влаги. Ураган стал настолько силен, что звездолет вздрагивал от напора чудовищного ветра. Все усилия людей сосредоточились на укреплении контейнера под килем «Тантры». Устрашающий рев урагана нарастал, на плоскогорье крутились опасные вихри, очень похожие на земные торнадо. В полосе света вырос огромный смерч из влаги, снега и пыли, упиравшийся воронкой вершины • пятнистое темное небо. Под его напором провода высокого напряжения оборвались, голубоватые вспышки замыканий замелькали среди сворачивавшихся кольцами проволок. Желтоватый огонь прожектора у «Парусз» погас, как задутый ветром.

Эрг Hoop отдал распоряжение укрыться в корабле, прекратив работу.

26

%

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?