Техника - молодёжи 1957-01, страница 32

Техника - молодёжи 1957-01, страница 32

всех обитателей звездолета, несшегося со скоростью б/б абсолютной единицы — скорости света» На Земле прошло уже около семи лет, называвшихся независимыми.

Фильтры экранов, щадя человеческие глаза, делали состав лучей любого светила таким, каким он виделся сквозь толстую земную атмосферу, с ее озонным и водяным защитными экранами. Неописуемый призрачно-фиолетовый свет высокотемпературных светил казался голубым или белел, угрюмые серо-розовые звезды становились веселыми золотисто-желтыми, наподобие нашего Солнца. Здесь, наоборот, горящее победным ярко-алым огнем светило принимало глубокий кровавый тон, в котором земной наблюдатель привык видеть звезды спектрального класса Ms. Планета находилась гораздо ближе к своему Солнцу, чем наша Земля — к своему. По мере приближения к Зирде ее светило стало огромным алым диском, посылавшим массу тепловых лучей, и на охлаждение звездолета пришлось израсходовать немало энергии.

За два месяца до подхода к Зирде «Тантра» начала попытки связаться с внешней станцией планеты. Здесь была только одна станция на небольшом, лишенном атмосферы природном спутнике, находившемся ближе к Зирде, чем Луна к Земле. Теперь уже стало очевидно, что молчание планеты не вызвано перемещением силовых полей.

Звездолет продолжал звать и тогда, когда до планеты осталось тридцать миллионов километров и чудовищная скорость «Тантры» замедлилась до трех тысяч километров в секунду. Дежурила Низа, но и весь экипаж бодрствовал, сидя в ожидании перед экранами в центральном посту управления.

Низа звала, увеличивая мощность передачи и бросая вперед веерные лучи.

Наконец они увидели крохотную блестящую точку спутника внешней станции. Звездолет стал описывать орбиту вокруг планеты, постепенно приближаясь к ней по спирали и уравнивая свою скорость со спутником. Скоро «Тантра» и спутник как бы сцепились невидимым канатом, и звездолет повис над быстро бегущей по своей орбите маленькой планеткой. Электронные стереотелескопы корабля теперь прощупывали поверхность спутника. И внезапно перед экипажем «Тантры» появилось незабываемое зрелище.

Огромное плоское стеклянное здание горело в отблесках кровавого Солнца. Прямо под крышей находилось нечто вроде большого зала собраний или аудиторий. Там застыло в неподвижности множество существ, не похожих на землян, но, несомненно, людей. Астроном экспедиции Пур Хисс, волнуясь, продолжал углублять фокус инструмента. Ряды смутно видимых под стеклом людей оставались неподвижными. Пур Хисс повысил увеличение. Стало видно возвышение, обрамленное пультами приборов, с длинным столом, на котором, скрестив ноги, перед аудиторией сидел человек с безумным, устремленным вдаль взором пугающих глаз.

— Они мертвы, заморожены! — воскликнул Эрг Hoop.

Звездолет продолжал висеть над спутником Зирды, и четырнадцать пар глаз, не отрываясь, следили за стеклянной могилой—-это действительно была могила.! Сколько лет сидят здесь эти мертвецы? Семьдесят лет назад замолчала планета, если прибавить шесть лет полета лучей, — три четверти века.

Все взгляды обратились к начальнику. Эрг Hoop, бледный, всматривался в палевую дымку атмосферы планеты. Сквозь нее тускло просвечивали едва заметные штрихи гор, отблески морей, но ничего не могло дать ответа, за которым они явились сюда.

— Станция погибла и не восстановлена за семьдесят пять лет! Это означает катастрофу на планете. Надо спускаться, пробивать атмосферу, может быть, сесть. Здесь собрались все — я спрашиваю мнение Совета...

Возражать стал только астроном Пур Хисс. Низа с негодованием рассматривала его большой хищный нос и низко посаженные некрасивые уши.

— Если на планете катастрофа, то никаких шансов на получение анамезона у нас нет. Облет планеты на небольшой высоте и тем более приземление израсходуют почти весь наш запас горючего. Кроме того, неизвестно, что случилось. Могут быть мощные излучения, которые погубят нас.

Остальные члены экспедиции поддержали начальника.

— Никакие планетные излучения, — говорил Эрг Hoop, — не опасны кораблю с космической защитой. Выяснить, что случилось, — разве не за этим мы посланы сюда? Что ответит Земля Великому Кольцу? Установить факт — еще очень мало, надо объяснить его, простите мне эти ученические рассуждения! — Обычный металл в его голосе зазвенел насмешкой.— Вряд ли мы можем уклониться от своего прямого долга... — начальник умолк.

— Температура верхних слоев атмосферы нормальна! — радостно воскликнула Низа, проделавшая измерения.

Эрг Hoop улыбнулся и, взявшись за управление, стал снижаться, осторожно, виток за витком, замедляя спиральный бег звездолета, приближавшегося к поверхности планеты. Зирда была немного меньше Земли, и на низком обле

те не требовалось очень большой скорости. Астрономы и ' геолог сверяли карты планеты с тем, что наблюдали оптические приборы «Тантры». Материки сохранили в точности прежние очертания, моря спокойно блестели в красном Солнце. Не изменили свои формы и горные хребты, известные по прежним снимкам, только планета молчала.

Тридцать пять часов люди не покидали своих наблюдательных постов, лишь изредка сменяя друг друга у приборов. Состав атмосферы, космическая радиация, излучение красного светила — все совпадало с прежними данными о Зирде. Лишь степень ионизации стратосферы повысилась в сравнении с земными стандартами. Эрг Hoop раскрыл справочник по Зирде и отыскал столбец данных об ее стратосфере. Ионизация оказалась выше обычной. Смутная и тревожная догадка начала созревать в уме Ноора.

На шестом витке спусковой спирали стали видны очертания больших городов. По-прежнему ни одного сигнала не прозвучало в приемниках звездолета.

Низа Крит сменилась, чтобы поесть и, кажется, задремала. Ей показалось, что она спала не больше нескольких минут. Звездолет шел над ночной стороной Зирды не быстрее обычного земного спиролета. Здесь внизу должны были расстилаться города, заводы, порты. Ни единого огонька не мелькнуло в кромешной тьме, как ни выслеживали их в мощные оптические стереотелескопы. Сотрясающий все гром рассекаемой звездолетом атмосферы должен был слышаться за десятки километров. Прошел час. Томительное ожидание становилось невыносимым. Hoop включил предупредительные сирены. Ужасный вой понесся над черной бездной внизу, и люди Земли надеялись, что он, слившись с грохотом воздуха, будет услышан молчащими обитателями Зирды.

Крыло багрового света смахнуло зловещую тьму —«Тантра» вышла на освещенную сторону планеты. Но внизу продолжала расстилаться бархатистая чернота. Быстро увеличенные снимки показали, что это сплошной ковер цветов, похожих на бархатно-черные маки Земли. Заросли черных маков протянулись на тысячи километров, заменив собою все: леса, кустарники, тростники, травы. Как ребра громадных скелетов, виднелись среди черного ковра улицы городов, красными ранами ржавели железные конструкции. Нигде ни живого существа, ни деревца — только черные маки!

— Чудовищная трагедия! — сдавленно пробормотал биолог экспедиции Эон Тал. — Они убили себя и всю свою планету!

Скрывая навертывающиеся слезы, Низа тихо произнесла:

— Ведь ионизация вовсе не так сильна...

— Прошло уже немало лет, — сурово ответил биолог. Его горбоносое лицо черкеса, мужественное, несмотря на молодость, сделалось грозным. — Такой радиоактивный распад тем и опасен, что накапливается незаметно. Столетиями биодозы излучения могли увеличиваться, а потом сразу — качественный скачок! Разваливающаяся наследственность, прекращение потомства, плюс лучевые эпидемии... Это случается не в первый раз: Кольцу известны подобные катастрофы.

— Планета цела. Не пройдет и века, как мы заселим ее,— уверенно ответил Эрг Hoop.

Он решился на трудный маневр — изменить орбитальный путь звездолета с широтного на меридиональный. Как уйти от планеты, не выяснив, все ли погибли? Может быть, оставшиеся в живых не могут призвать на помощь звездолет из-за разрушения энергостанций и порчи приборов?

Не впервые видела Низа начальника за пультом управления в момент ответственного маневра. С непроницаемо твердым лицом, с его резкими, всегда точными движениями Эрг Hoop казался рыжеволосому астронавигатору легендарным героем.

И снова «Тантра» совершала путь вокруг мертвой Зирды, на этот раз от полюса к полюсу. Кое-где, особенно в средних широтах, появились широкие зоны обнаженной почвы. Там в воздухе висел желтый туман, сквозь который просвечивали рябью гигантские гряды развеваемых ветром красных песков. А дальше опять простирались траурные бархатные покрывала черных маков — единственных растений, устоявших против радиоактивности или давших под ее влиянием жизнеспособную мутацию.

Все стало ясно. Искать где-то в мертвых развалинах ана-мезонное горючее, запасенное для гостей из иных миров по рекомендации Великого Кольца (Зирда не имела еще звездолетов, а только планетолеты), было не только безна-дежно, но и опасно. «Тантра» принялась медленно раскручивать спираль полета в обратную сторону, от планеты. Набрав скорость на ионно-триггерных моторах, звездолет вышел из поля тяготения умершей планеты и взял курс на необитаемую, известную только под условным шифром систему, где заранее были сброшены бомбовые маяки и где должен был ожидать «Альграб». Из записей по Зирде извлекли упоминания о рискованных опытах с частично распадавшимся атомным горючим. Нашли выступления видных ученых погибшей планеты, предупреждавших о появлении признаков вредного влияния на жизнь и настаивавших на прекращении

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?