Техника - молодёжи 1967-12, страница 37

Техника - молодёжи 1967-12, страница 37

автомобилист покинул Кокос, так и не найдя «клада Лимы», В 1934 году в одном лондонском клубе искателей кладов бельгиец Петер Бергам сделал заявление о том, что, высадившись после кораблекрушения на Кокос, он прожил там несколько недель. За это время он обследовал остров и наткнулся на следы клада. Доказательства бельгийца были столь логичны и убедительны, что члены клуба не замедлили организовать на Кокос экспедицию. По пути к острову Петер Бергам, оговоривший себе четвертую часть добытых сокровищ, почему-то бежал в Панаму. Экспедиция вынуждена была вернуться в Англию. Но — странное совпадение! — спустя несколько месяцев американские газеты сообщили, что один бельгиец продал в Нью-Йорке старинные сокровища на полмиллиона долларов. Кто знает, может быть, Петер Бергам добрался до клада самостоятельно.

Одним из первых, кто усомнился в достоверности рассказа капитана «Мэри Диир» и интервью «подруги» Кровавого Меча, был американский исследователь и профессиональный кладоискатель Гарри Ризеберг. Вместе с историками Перу он последовательно и весьма тщательно изучил ряд событий, связанных с освобождением генералом Хосе де Сан-Мартином Аргентины, Чили и Перу от испанского владычества, Оказалось, что ни в одном из архивов Американского континента нет письменных источников, упоминающих о вывозе ценностей из городского собора Лимы и погрузке их на какое-либо судно в порту Кальяо. Более того, Гарри Ризеберг лично посетил Лиму. В городском соборе, в нише алтаря, он обнаружил золотую статую пресвятой мадонны... Целая и невредимая, стояла она с младенцем Христом на руках в окружении двенадцати золотых апостолов.

Не менее тщательное исследование по истории «клада Лимы» провел Стенли Фордхэм — британский вице-консул в столице Перу. По его просьбе местные историки и краеведы собрали подробный материал, который свидетельствовал, что между Лимой и островом Кокос нет никакой связи. С таким же заявлением выступил и директор национальной исторической библиотеки Перу.

Похоже, что клад Бенито Бонито тоже вымысел. Английские историки до сих пор не могут найти в британских архивах судебного дела по процессу жены Кровавого Меча и других членов экипажа «Девоншира», Более того, ни в одном документе, относящемся к делу пирата Александра Грахама, имя Мэри не упоминается.

VI адно, — рассуждают те, кто больше склонен верить 33 легендам, чем скрупулезным выкладкам историков,— пусть «клад Лимы» и «клад Кровавого Меча» — легенды. Черт с ними! Но ведь на Кокосе зарыли свои сокровища флибустьеры Тортуги — Вильям Дампир, Эдвард Дэвис, Генри Морган. И на Кокос прибывают все новые и новые экспедиции. Некоторые из них оканчиваются трагично!»

Летом 1962 года коста-риканский сейнер, вышедший в Тихий океан на лов тунца, заметил над Кокосом дым» Это был сигнал. Капитан остановил судно. От острова отделилась надувная лодка. В ней греб обросший человек, отчаянно взывавший о помощи. Едва рыбаки успели поднять его на палубу, он зарыдал и потерял сознание. Нашатырь. Глоток рома. Человек открыл глаза и сказал: «Они погибли»'. Это был француз Робер Берн — известный спелеолог, не раз ходивший в опасные экспедиции с группой знаменитого исследователя вулканов Гаруна Тазиева. Что же произошло?

Три месяца до этого он со своими друзьями — журналистом Жаном Портеллем и писателем Клодом Шарлье, широко разрекламировав свои планы поиска пиратского золота, прибыл на Кокос.

Вот некоторые записи из дневника Робера Верна.

«...в ту пятницу мы плыли в бухту Чатам осмотреть грот. Море было серое и унылое, волны с силой разбивались о рифы. Клод сказал: «Может, лучше подождем, пока успокоится...»

Лодка была нагружена доверху. Все же мы благополучно вышли из бухты и стали огибать мыс, держась подальше от берега. Нас здорово болтало. Вдруг мотор чихнул и заглох. Я закричал: «Быстрей за весла!» Но они оказались придавленными палаткой. Набежавшая сбоку волна опрокинула лодку. Я услышал чей-то крик. Следующая волна подхватила меня и с размаху шлепнула о скалу. Я цепляюсь за скользкую поверхность и ползу.., ползу... Вылезаю и оглядываюсь: «Жан! Клод!» Ничего не слышно, только грохот волн. Мне страшно. Особенно я беспокоюсь за Жана: он

I—

Спортивные подводные лодки, которые используются для поисков затонувших кладов.

ведь едва-едва держится на воде. Снова зову их — никакого ответа. Большая волна чуть не смывает меня обратно. Нашу лодчонку выбросило чуть подальше, метрах в пятидесяти, Может, они вылезли с другой стороны мыса? Лезу наверх. Ноги у меня избиты до крови, рубашки нет, утонули все вещи. На берегу никого нет. Туча крылатых муравьев облепила меня со всех сторон. Помню, я долго кричал, плакал. Несколько раз срывался с камней. В лагерь добрался глубокой ночью. Лагерь пуст. Я вытащил бутылку со спиртом, пил, потом лил на искусанное тело. Все кончено. Они погибли».

Верн оказался один, с глазу на глаз с авантюрой. Два месяца каждый день он до рези в глазах вглядывался в горизонт. Корабль он видел два раза, но прежде чем успевал зажечь облитую бензином резиновую покрышку, судно скрывалось за горизонтом... Последние дни Верна на острове прошли на грани безумия.

Экспедиция трех французов на Кокос была организована плохо. Путешественники надеялись, что если они даже и не найдут сокровищ на острове, то, возвратившись во Францию, издадут книгу о своих приключениях, выступят с серией рассказов по радио и телевидению. В конце концов это тоже обещало надежный бизнес... Но все обернулось трагедией, одной из многих трагедий, связанных с золотыми миражами Кокоса.

33

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Льиим

Близкие к этой страницы
Понравилось?