Техника - молодёжи 1970-05, страница 5




Техника - молодёжи 1970-05, страница 5

БЕРЛИНУ

Г. ЖУКОВ, Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза

ривалась вся приодерская местность. Сейчас клубился предрассветный туман. Я взглянул на часы: было ровно пять утра. И тотчас же от выстрелов многих тысяч орудий, минометов и наших легендарных «катюш» ярко озарилась вся местность, а вслед за этим раздался потрясающей силы грохот выстрелов и разрывов снарядов, мин и авиационных бомб. В воздухе нарастал грозный гул бомбардировщиков.

Со стороны противника в первые секунды протрещало несколько пулеметных очередей, а затем все стихло. Казалось, на стороне врага не осталось живого существа. После тридцатиминутного мощного артиллерийского обстрела, в течение которого противник не сделал ни одного выстрела, что свидетельствовало о его полной подавленности и расстройстве системы обороны, было решено начать общую атаку.

В воздух взвились тысячи разноцветных ракет. По зтому сигналу вспыхнули 140 прожекторов — более 100 миллиардов свечей, —- расположенных через каждые 200 метров. Ослепительный свет заливал поле боя, ошеломляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не видел ничего подобного...

Артиллерия еще усилила огонь, пехота и танки дружно бросились вперед. Наша авиация шла над полем боя волнами.

На первый день планировалось только для одной артиллерии 1 миллион 197 тысяч выстрелов, фактически же произведено 1 миллион 236 тысяч выстрелов. 2450 вагонов снарядов обрушилось на голову врага. Гитлеровцы были буквально потоплены в сплошном море огня и металла. Непроницаемая стена пыли и дыма висела в воздухе...

Утром на всех участках фронта войска успешно продвигались вперед. Однако противник, придя в себя» начал оказывать сопротивление на Зееловских высотах. Этот естественный рубеж господствовал над всей окружающей местностью, имел крутые скаты и был во всех отношениях серьезным препятствием на пути к Берлину. Именно там немцы рассчитывали остановить наши войска. Там они сосредоточили наибольшее количество сил и средств.

Для того чтобы усилить удар атакующих войск и наверняка прорвать оборону, мы решили ввести в дело дополнительно две танковые армии. С раннего утра 17 апреля на всех участках фронта разгорелись ожесточенные сражения, враг отчаянно сопротивлялся. Однако к вечеру начал отступать. К утру 18 апреля Зееловские высоты были взяты. Мы получили возможность ввести в сражение все танковые соединения уже на широком фронте.

Однако и 18 апреля противник все еще пытался остановить продвижение наших войск, бросая навстречу им все свои наличные резервы и даже части, снятые с обороны Берлина. Только 19 апреля, понеся большие потери, немцы не выдержали мощного напора наших танковых и общевойсковых армий и стали отходить на внешний обвод Берлинского района обороны.

20 апреля, на пятый день операции, дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии, которой командовал генерал-полковник В. И. Кузнецов, открыла огонь по Берлину. kctojm'j» ский штурм столицы немешт-фаш*-^ >тщ . ......s*

В ОГНЕ НЕ ГОРИТ, В ВОДЕ НЕ ТОНЕТ

С блокнотом и фотоаппаратом

Страницы великой битвы нашего народа с фашизмом воскрешают помещенные в этом номере фотографии и фронтовые записи писателя Н. Михайловского. В те годы он был военным корреспондентом «Правды», принимал участие в обороне Таллина, Ленинграда, Севастополя, в наступательных операциях наших войск в 1944—1945 годах. Н. МИХАЙЛОВСКИЙ — автор книг «Таллинский дневник», «С тобой, Балтика!», «Мы уходили в ночь» и других — в своих коротких очерках рассказывает о судьбах людей войны через двадцатилетие.

«•.Катера мчатся в кильватерной колонне. Кажется, только птицы могут угнаться за ними. Белый, пенящийся водоворот остается за кормой.

Волна заливает катера. Автоматчики ежатся, их основательно вымочило, но на лицах нет и тени уныния. Одно желание владеет всеми: скорее увидеть освобожденный Таллин.

На горизонте открылась темная полоса. Все шире панорама знакомых мест. И вот уже видны остроконечные шпили над крышами зданий. Символическая фигура ангела на памятнике русскому броненосцу «Русалка» простирает к морю руку с крестом.

Все ближе морской порт. Повсюду из воды торчат потопленные немецкие корабли и самоходные баржи. На пирсах — груды машин, полыхают пожары, стелется густой дым. Первый катер подходит к пирсу, и какой-то парнишка с красным флагом в руке, окруженный автоматчиками, бросается вперед к самому высокому зданию. И вот уже этот флаг развевается над портом.

Знакомство с сержантом Юрченко, водрузившим 22 сентября 1944 года флаг, убедило меня в том, что не случайно ему выпала честь сделать первые шаги по освобожденной земле. Именно такие «в огне не горят, в воде юе тонут». Начав войну в Таллине в 1941 году, он сражался за Эстонию до последнего дня и с группой прикрытия едва успел на лесовоз «Казахстан», который вскоре атаковала немецкая авиация. Сержант Юрченко тонул, захлебывался... Его заметили к подняли на транспорт «Ашхабад». Вскоре немецкая торпеда распорола судно на две части. Опять парень был на краю гибели. И опять повезло: спасли. Юрченко оказался на транспорте «Нептун». В сумерках и «Нептун» пустила ко дну немецкая авиация. Юрченко долго плавал, пока не объявилась наша шлюпка. Так за день он трижды тонул и трижды спасался.

Иосиф Николаевич Юрченко живет сегодня в Бердянске. Он директор средней школы и бессменный депутат городского Совета. Его жизнь отдана детям, за счастье которых он воевал.

U «г



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?