Техника - молодёжи 1970-05, страница 7

Техника - молодёжи 1970-05, страница 7
СТУЧИТ В НАШИ СЕРДЦА»

260 дней длилась героическая оборона легендарной столицы моряков. В первых рядах ее защитников всегда были коммунисты и комсомольцы.

20 июня поступил приказ оставить город. На Севастополь опустилась черная лапа оккупации. Двадцать два месяца фашистской неволи были сплошным кошмарным сном. 27 303 человека гитлеровцы расстреляли, повесили и уничтожили в машинах-душегубках, 43 ООО угнали в Германию. Но советские люди не встали на колени.

О деятельности и самоотверженной борьбе севастопольского подполья, коммунистической подпольной организации в тылу немцев (КПОВТН) рассказывают первый секретарь городского комитета комсомола Владимир ПЕТРОВ и сотрудники музея героической обороны и освобождения Севастополя В. П. УДОД и Е. М. ИГУМНОВА.

Секретарь горкома комсомола В. ПЕТРОВ

«Нужна газета: борец и организатор. Она необходима как воздух...»

Совершенно случайно молодой подпольщик Костя Белоконь достал шрифт. Для подпольной типографии было готово все... кроме помещения. Ревякин предложил разместить ее у себя на квартире.

Ночами во дворе у самого дома стали рыть яму. Землю тщательно собирали в ведра и выносили на огород. Провели подземный ход под кухню. Яму аккуратно замуровали, а сверху набросали разный хлам: корзины, доски, хворост. В стене кухни выдолбили отверстие, которое закрывалось квадратным камнем. На него повесили коврик и придвинули кровать. На коврик водрузили... портрет Гитлера. Сами смастерили верстак и наборную кассу.

10 июня 1943 года вышел первый номер газеты «За Родину», набирала его бывшая работница типографии комсомолка Женя Захарова, а печатали вручную Гудов и Нефедова. Тираж газеты был всего 500— 600 экземпляров. В колонтитуле стояло: «Орган коммунистической подпольной организации в тылу немцев». Распространение поручили комсомольцам. Костя Белоконь действовал на улице К. Маркса, Толя Лоп-чук — на Корабельной стороне, Коля Михеев — по улице Ленина, Саша Колчанов — на вокзале и рынке.

Газета расходилась мгновенно. Передавалась из рук в руки, зачитывалась до дыр.

Полиция, жандармерия и СД пришли в бешенство. На стенах домов запестрели объявления: . а чтение — расстрел. Если же кто-либо укажет нахождение типографии — 10 тысяч рублей награды и всяческие блага. В местах, где особенно часто появлялась газета, шныряли переодетые шпики и полицаи с собаками-ищейками. Но все усилия ни к чему не приводили. Подпольщики все время меняли тактику и соблюдали строгую конспирацию и железную дисциплину.

С выходом газеты участились диверсии и саботаж.

Член КПОВТН Виктор Кочегаров, работавший на железной дороге учетчиком, сообщал в штаб о графике движения поездов, о грузе, месте назначения. Ночью, учитывая, что охрана обычно садилась в головные и хвостовые вагоны, подпольщики подбирались к полотну на внешней стороне поворота дороги, прыгали на подножки вагонов и забирались внутрь. От своих людей они точно знали, где и что лежит. Открыв двери, сбрасывали грузы и спрыгивали сами. Затем похищенное доставляли в город и прятали по конспиративным складам.

28 октября Севастополь погрузился в темноту. Это группа Терещенко взорвала паровые котлы электростанции.

В одну из ночей над Артиллерийской бухтой взметнулось багровое пламя и прогремел сильный взрыв. Наутро по всему городу поползли слухи: какие-то люди подорвали транспортное судно «Орион».

Плохо приходилось фашистским прихвостням и изменникам Родины. Как-то Фетисов, Долгашев и Терентьев

пригласили к себе на квартиру начальника полицейского участка Корабельной стороны, бывшего белогвардейца Леонтьева. Опьянев, предатель расхвастался.

— Вот они где у меня! — вращая налитыми кровью глазами, орал подонок, хлопая себя по боковому карману. — Все здесь, имена и адреса, ни один не уйдет.

Но с вечеринки не ушел враг — его уничтожили именем советского народа...

Однако в ночь с 12 на 13 октября случилось нечто ужасное и непоправимое.

На квартиру Петра Сильникова ворвались гитлеровцы. Перевернув все вверх дном, они арестовали хозяина, его жену, а также К. Федорова, С. Агаева, Г. Каратаева.

Несмотря на зверские пытки и истязания, герои никого не выдали. Так ничего и не добившись, фашисты расстреляли их.

Впоследствии стало известно: предателем оказался изменник Родины, добровольно перешедший к немцам. За услуги гестапо его назначили следователем криминальной части СД.

17 октября в № 17 газета «За Родину» поместила обращение к «добровольцам». В нем говорилось, как малодушные, алчные и запуганные люди встают на путь предательства и измены. Газета призывала отомстить за смерть верных сынов нашей страны.

Учитывая наступление наших войск, штаб подполья разработал «План действий на случай высадки десанта Красной Армией в районе Севастополя». Документ предусматривал следующее: препятствовать немцам в разрушении уцелевших предприятий, сеять панику среди отступающих, организовать массовый террор, создать пробки на дорогах и коммуникациях. Кроме того, всем командирам отрядов вооружить бойцов гранатами, пистолетами и винтовками.

Снабжение подпольщиков оружием возлагалось на комсомольскую группу: Диму Кильцо, Борю Архипо-ва, Витю Мухина, Леню Костикова и других.

Ребята давно уже собирали на местах боев автоматы, карабины, пулеметы, сносили в тайники, ремонтировали и передавали в боевые дружины.

Успехи советских войск на фронте требовали связи с нашим командованием. Подпольщики имели ценнейшую информацию о противнике. Но как передать ее? Надо было придумать что-то новое и исключительно дерзкое.

В первых числах февраля Иван Ливанов, работающий в немецком гараже, проходя мимо шофера-подпольщицы Наташи Величко, шепнул:

— Посетишь Корабельный спуск, дом два. Пароль: «Штык», отзыв: «Граната».

В тот же день, проезжая по Корабельному спуску, девушка незаметно перекрыла бензиновый краник. Машина остановилась.

— В чем дело? — встрепенулся конвоир-немец.

— Мотор забарахлил, сейчас устраним.

Наташа открыла капот.

г-

J

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?