Техника - молодёжи 1977-03, страница 41

Техника - молодёжи 1977-03, страница 41

знаменательный день победы под Аустерлицем. Все это привело меня к мысли, что можно заставить солнце рисовать тенью любые изображения, рисовать с абсолютной четкостью. И изображения эти смогут меняться, причем меняться в соответствии с замыслом — в зависимости от того, с какой стороны будет падать солнечный свет на специально подготовленное рельефное панно. Вы только что видели, как меняется на протяжении дня портрет Андре Мальро, но вы не можете себе представить, сколько времени и энергии потребовалось на то, чтобы создать эту незримую при рассеянном свете картину.

И действительно, представьте себе на мгновение сложность решенной художником задачи. Мы отлично знаем работу художников-пуантели-стов. Если рассматривать картину знаменитого французского импрессиониста Синьяка вблизи, мы увидим лишь хаотическое нагромождение разноцветных точек. Лишь отойдя на значительное расстояние от картины, охватывая ее одним взглядом, мы теряем представление о точках и воспринимаем произведение искусства как единое целое. Удивляясь и восторгаясь глубиной пространства картины, мы понимаем, что эффект этот достигается за счет дробления единого произведения на бесчисленное количество составляющих его кусочков — в данном случае цветовых точек.

Так работают сегодня и компьютеры, рисующие изображения, даже с помощью Цифр, которые, имея разную плотность начертания, создают тем самым разную глубину и силу оттенка.

Художнику Ролану Балади потре

бовалось разбить изображение Мальро на восемь тысяч элементов. Каждый из этих элементов представлял собой абсолютно бесцветный, белый выступ определенной формы. Этот выступ, небольшое ребрышко, озаренное светом, отбрасывает соответственно высоте и форме своей тень. Художник создал 16 вариантов выступов, соответствующих 16 вариантам теневой глубины.

«Краски» будущей картины были созданы. Предстояло так разместить их на полотне, чтобы они при определенном освещении воспроизвели бы портрет писателя. Но этого еще мало. Задача была гораздо сложнее. От художника требовалось почти невероятное — при освещении картины с противоположной стороны на панно должна была проступать другая картина — портрет Мальро, сделанный через сорок лет

Но, оказывается, и это тоже возможно.

Устойчивое чудо теней египетских пирамид не подводило ни при каких условиях. Лишь в полуденные часы, когда солнечный свет падал на панно почти вертикально, — панно было бесцветным, как обычная белая стена, — элементы картины не отбрасывали теней.

— Самое сложное, — объясняет художник, — заключается в том, чтобы обычный портрет писателя превратить в бесцветные выпуклые бугорки, способные под действием солнечного света становиться источником теней разной глубины и силы. В этой работе было что-то, если хотите, от книг, которые печатаются для слепых. Ослепшие люди читают буквы кончиками пальцев, водя ими по выпуклости, образованной на бумажном листе выдавливанием печатного шрифта.

Я бы сделал, пожалуй, еще одно сравнение — мне потребовалось, создавая теневой портрет, трансформировать плоское изображение в вертикальное — под 90 . Сознаюсь, это нелегкая работа. Конечно, на помощь пришли и электронные машины, и растровые сетки, с помощью которых я раздробил картину на ее составные элементы.

Сегодня вопрос создания таких картин можно считать решенным. Я бы хотел приступить к крупным и, видимо, вечным по своему материалу художественным произведениям, которые могли бы составить новый раздел нашего монументального искусства. Впечатление, которое оно производит, ошеломляет своей неожиданностью.

Мне бы хотелось поместить портрет знаменитого французского писателя на торцевую стену многоэтажного здания ЮНЕСКО в Париже. А сколько разнообразия внесло бы теневое искусство в спортивные сооружения Москвы, строящиеся к предстоящим Олимпийским играм!

Да и чего там греха таить, глухие стены современных жилых корпусов заиграли бы по-новому, если бы их коснулась теневая живопись. А ведь ее тоже можно, как и эти стандартные здания, изготовлять на промышленных предприятиях готовыми панелями разного звучания и разного содержания.

С мнением художника нельзя не согласиться. Трудно представить себе мастера теневой живописи, лишенного помощи достижений современной оптики и электроники. Именно уровень развития науки и техники, как мне кажется, вызвал к жизни новые возможности, использованные тысячи лет тому назад нашими далекими предками.

Сложная проблема — разбить изображение на элементы. Компьютер делает это подбором цифр разной уплотненности или подбором

крохотных квадратиков разного от тенка.

Так выглядит (на макете) глухая стена здания ЮНЕСКО с теневым портретом Мальро утром и вечером.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?