Техника - молодёжи 1984-03, страница 49

Техника - молодёжи 1984-03, страница 49

ковые». Это, конечно, не отвечает на вопрос — знали ли древние о существовании ультразвука. Однако продолжим поиск. И для этого посмотрим, в каких случаях прибегали id старину и даже сегодня (у народов, находящихся на начальных ступенях цивилизации) к звону ударяемого металла.

В древности эти звуки весьма почитались. Сколь бы глубоко ни проникал взгляд в историю Древнего Египта, античной Греции или Рима, на всем ее протяжении можно встретить ' следы употребления маленьких звоночков во время религиозных ритуалов, священнодействий, триумфальных шествий и в других важных случаях.

Страбон, описывая быт африканских троглодитов и их соседей, упоминает, что «путешествуют они ночью, навесив колокольчик на самцов вьючных животных, чтобы отогнать диких зверей звоном, против которых они применяют также факелы и луки...».

Примечательно, что обычай навешивать свободно пасущейся скотине колокольчик на шею жив и по сие время. Считается, что с таким звонком корову легче сыскать в густых зарослях. A sue скрыто ли здесь древнее поверье, что хищник

поостережется тронуть бренчащую травоядную персону?

Но чаще всего звон колокольчиков, а позднее и колоколов везде и во все времена сопровождал ритуальные акты. Звонкий голос металла редко использовался всуе, наоборот, он сопутствовал весьма важным моментам человеческой жизни. Звон золотых колокольчиков должен был раздаться при входе-выходе жреца из святилища, «дабы ему не умереть»!

Но что за странный способ охранять человеческую жизнь? Тем не менее древнее предписание, связавшее, казалось бы, такие несопоставимые понятия, как «звон» и «смерть» (вернее, ее отрицание, «жизнь»), не является чем-то исключительным в истории человечества. Напротив, оно лишь закрепило широко распространенное среди различных народов верование, что металлический звон способен отгонять «нечистую силу», «демонов», насылающих порчу и смерть на людей и животных, причем охранным действием обладает именно резкий звук ударяемого металла. Форма же «инструмента» не играет сама по себе особой роли и бывает весьма разнообразной. Тому можно найти множество свидетельств в эт-

Бубенцы и колокольчики, бывшие в ходу в Древнем Риме.

Бубенчик, нашивавшийся на одежду в Азии.

нографии, истории религии и культуры.

В старину многие колокола при отливке снабжались памятной надписью. Обычно она сообщала дату изготовления колокола, имя того, чьим попечением он изготовлен иногда — имя мастера и девиз говорящий о предназначении коло кола. «Да отступят далеко смелость умышляющих козни, мрак привидений, набег несчастий, удар молнии, нападение громов, бедствие ненастья и всякое дыхание бурь...»

В Швейцарии, в Шафгаузене, покоится на каменном цоколе колокол с отбитым краем. Отлитый в 1486 году, он уже стар и давно непригоден к службе, но весьма знаменит. Его украшает краткая чеканная латинская фраза: «Vivos voco. Mortuos plango. Fulgura frango». «Зову живых. Оплакиваю мертвых. Ломаю молнии». Эти слова поразили некогда Шиллзра и стали эпиграфом его замечательной «Песни о колоколе». Позднее девиз «Vivos voco!» послужил эпиграфом знаменитого «(Колокола», издававшегося Герценом.

Знаток колокольного дела Н. Оло-вянипгаиков сообщает, что в Биден-копе один старинный колокол имел следующую надпись: «Пока я звоню, пусть далеко отступят огонь, град, гром, молния, зараза, меч, сатана и нечестивый человек». Примерно тот же смысл в надписи на большом колоколе в Женеве: «Прогоняю чуму, поражаю злых духов». На другом, отлитом в 1493 году, — «Тушу пожары».

Документы средневековья и другие источники говорят о том, что подобные надписи не были пустым звуком.

Для разных случаев предназначались разные колокола. Их обычно не путали. По словам Н. Оловя-нишникова, специальными письменными уставами определялся характер звона в определенные дни, конкретный колокол, в который надлежало бить, и количество ударов.

Средневековый писатель Cnejfunra рассказывает, что во время чумы, свирепствовавшей в 1472 году в Страсбурге, тамошний колокол не выдержал усиленного звона по поводу многочисленных похорон и дал трещину. При моровом поветрии в Казани, как сообщает Н. Оло-вянишников, приказано было открыть повсеместный трезвон.

Распространенная в старину убежденность в действенности колокольного звона при повальных морах и эпидемиях была настолько глубока, что привлекла даже внимание научной мысли. Ученых, в частности, серьезно занимал вопрос — не производят ли. какое-либо положитель-

45

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?