Техника - молодёжи 1986-08, страница 59

Техника - молодёжи 1986-08, страница 59

как всегда, решает познать дело на практике.

«Мациевич был рожден летать,— писал один из пионеров отечественной авиации, Ефимов, выражая мнение многих авиаторов. — Осторожный, благоразумный, сдержанный, всегда внимательный и уравновешенный, он за все время полетов не совершил ни одной поломки...»

Уже к началу 1910 года авторитет Мациевича, пилота и специалиста по авиатехнике, непререкаем! Не случайно же именно ему поручили возглавить российскую миссию, направленную во Францию для закупки там аэропланов и обучения летчиков.

Любопытная деталь — прежде чем заключать сделки, Мациевич лично изучает аппараты разных марок, облетывает их, выявляя недостатки, после чего требует внести в конструкцию те или иные исправления, без которых категорически отказывается приобретать аппараты. Мало того — за каждый самолет, мотор, за любую деталь он ожесточенно торгуется и в результате экономит на закупках 50 тыс. рублей золотом!

Еще больше нервов стоила Ма-циевичу борьба с недобросовестностью и откровенным вымогательством, бытовавшими в летных школах Блерио и Фармана, где обучались наши летчики. И тут он выходит победителем.

Трудно перечислить все поручения, которые выпали на долю Мациевича. И большую часть из них он решал, казалось бы, с необычайной легкостью, как он сам говорил, «по пути». «По пути» он заезжает в Англию и Бельгию, где знакомится с устройством двух десятков аэропланов; по поручению Морского министерства «по пути» изучает особенности субмарин Лобефа в Лорианском адмиралтействе; «по пути» получает у взыскательного Фармана диплом пилота-инструктора, одновременно научив летать известного спортсмена Заикина; «по пути» осваивает управление автомобилем и дирижаблем; «по пути» слушает в Париже лекции .Матисса по теории полетов и конструированию летательных аппаратов тяжелее воздуха.

Утомленный, но полный радостных надежд и творческих задумок, Мациевич торопится в Петербург, чтобы принять участие во Всерос

сийском празднике воздухоплавания.

...Среди многочисленных заслуг Мациевича авторы некрологов не упомянули лишь одну. И потому, что об этом знал весьма узкий круг лиц.

Еще весной 1909 года на заседании военно-морского кружка в Петербурге Лев Макарович выступил с сообщением «О состоянии авиационной техники и возможности применения аэропланов в военно-морском флоте». На основе этого сообщения была составлена докладная записка, подкрепленная техническими расчетами, и осенью того же года отправленная начальнику Морского генерального штаба и главному инспектору кораблестроения. Одним словом, Мациевич представил проект... первого в мире авианосца, способного нести 25 боевых самолетов (более подробно см. «ТМ» JSfe 5 за 1973 год).

«Не представляет затруднений,— писал Мациевич,— устроить на судне специального типа легкую навесную палубу, на которой находились бы, взлетали и садились аэропланы». Технику старта аэропланов Мациевич детально изложил в докладной записке профессору Крылову: «Подъем аэропланов с палубы мог бы быть произведен также при помощи электрической лебедки, выстреливающей аппарат с нужной скоростью. Длина рельс необходима не более 35 футов, а сила электромоторов не более 20 л. е.». Что же касается посадки, то Мациевич предлагал приспособить для торможения самолета «особые сети, распростертые над частью палубы». Одновременно Мациевич проектирует и специальный самолет, приспособленный для базирования на корабле.

Основываясь на этих архивных документах, мы беремся утверждать, что Мациевич не только отчетливо представлял ближайшее будущее морской авиации, но и первым предложил проект авианесущего корабля, катапульты и тормозной системы, ограничивавшей пробег самолета по палубе.

Трагическая смерть этого всесторонне одаренного человека потрясла все слои российской общественности. На месте гибели авиатора решили соорудить памятник; открывшаяся подписка дала значительные сборы. При этом средства высылали не только

Мациевич в пилотском кресле «фармана».

отдельные лица, но и команды боевых кораблей, нередко находившихся «за тридевять земель» от Петербурга. Так поступили экипажи канонерской лодки «Ар-даган», плававшей на Каспии, и крейсера «Богатырь», находившегося в заграничном походе. Первую премию на конкурсе на проект памятника получил академик архитектуры Фомин. «Благодаря своим пропорциям оно (авторы работы о жизни и деятельности Фомина имеют в виду это творение художника.— /7. В.) кажется очень значительным, это не просто надгробие — это памятник победителю. Сооружение, созданное Фоминым, производит не только траурное, но вместе с тем и мажорное впечатление».

Лев Макарович Мациевич находился в полном расцвете творческих сил и был способен сделать еще очень* многое для отечественного кораблестроения, авиации, флота, для России, которую любил бескорыстно и преданно...

55

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?