Техника - молодёжи 1988-02, страница 34

Техника - молодёжи 1988-02, страница 34

наши дискуссии

Время голубых городов

ДОМ СОВЕТОВ ЗЕМНОГО ШАРА

Даже в таком серьезном практическом депе, как архитектура, которое не терпит просчетов, ошибок, необходимо уметь раскрепощать фантазию, безоглядно, смепо мечтать.

Реальным архитектурным разработкам попезеи творческий «подпор» проектов лока не осуществимых, рассчитанных иа отдапеииое будущее. Иначе прогресса в градостроительстве не будет.

Разговор о фантастической архитектуре начнем с нереализованных проектов 20-х годов. Это время особое. Именно в ту пору зодчие впервые почувствовали себя не рабскими исполнителями воли эксплуататорских классов, а жизнеустро-ителями нового общества. Помещая в порядке дискуссии статьи, мы читателям высказать свое мнение по вопросам, которые касаются всех.

Типография газеты «Известия» в Москве. И. Леонидов, 1926 г.

Леонид ДЕМЬЯНОВ,

кандидат архитектуры

«С первых дней Октября нам стало ясно, что так работать, как работали раньше, нельзя... Для нас стало очевидным, что архитектура прошлого является тормозом, что должна быть создана новая архитектура, отвечающая новой созидательной эпохе»,— писал о настроениях первых послереволюционных лет В. Веснин, один из авторов проекта Днепрогэса.

Архитектура 20-х годов — явление особое. Ее творцы понимали свою задачу не в украшении и декорировании, что было уделом архитекторов былых времен, а, ни много ни мало, в жизнеустрои-тельстве нового общества, архитектурном предвидении будущего, изобретении небывалых еще типов зданий, или «социальных конденсаторов жизни», как их еще называли. Дом-коммуна, дворец труда, рабочий клуб, жилой комбинат, фабрика-кухня — уже в самих этих названиях ощущается дух будущей индустриализации, поиск форм нового быта.

Новое содержание требовало новых форм. Однако новаторство (за редким исключением) не было трюкачеством. «Витающие архитектурные чудеса современности» обладали традиционными для зодчества качествами, сформированными более 2 тыс. лет назад Витру-вием — пользой, прочностью, красотой. Но полезным стали теперь считать то, что отвечает в первую очередь потребностям всего общества, а не прихотям отдельного человека или группы людей.

Архитектура по-прежнему опиралась на законы строительной механики. Прочность отождествлялась с рациональной работой конструкций. Синонимом красивого стало легкое, логичное, правди

вое. В ходе этих исканий формировались в те годы задачи и образ советской архитектуры.

Ярким примером таких поисков является проект «Памятника III Интернационалу» (см. разворот), созданный В. Татлиным в 1919 году. Новаторский по форме и содержанию проект развивает древнюю русскую традицию памятника-здания (подобно собору Василия Блаженного, воздвигнутому в память взятия Казани). Конечно, 400-метровую башню, а именно такой высоты она была задумана, немыслимо было построить в терзаемой гражданской войной России. Да и сам автор не помышлял об этом. Он проектировал памятник для будущего как место размещения законодательных,

исполнительных и информационных органов Коминтерна, как дом «Советов рабочих и крестьянских депутатов Земного Шара».

В. Татлин, видевший в Октябрьской революции событие глобального значения, наделяет сооружение поистине космическими чертами. Ось башни наклонена под углом 66°30' параллельно оси вращения Земли. Стеклянные объемы, заключенные внутри ввинчивающейся в небо металлической спирали, должны были вращаться: куб со скоростью один оборот в год, пирамида — оборот в месяц, цилиндр — в день, полусфера — по всей вероятности, в час. Каждый из этих объемов — по сути, отдельное здание. (Куб с ребром в 110 м и объемом более

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?