Техника - молодёжи 1988-11, страница 27

Техника - молодёжи 1988-11, страница 27

сложной среде, то есть их представления о пространстве. (Кстати, работы выдающегося советского физиолога академика И. С. Бериташви-ли, проведенные еще в 30-х годах, также были посвящены этим вопросам.) Предмет исследований современных зарубежных физиологов соприкасается с тематикой работ Крушинского, хотя они, к сожалению, пока мало известны за пределами нашей страны. Начатые значительно раньше, научные поиски советского ученого дали метод количественной оценки рассудочной деятельности, обосновали возможность сопоставления этих способностей у животных разных видов, позволили раскрыть мозговые механизмы этой формы поведения. Таким образом, «озарение», описанное лишь как феномен в опытах Кёлера, оказалось присущим представителям не-

Еще один любопытный опыт, поставленный Л. В Крушинским и его сотрудниками. Голодному животному показывают две картонные фигурки — плоскую и объемную,—например, цилиндр или пирамиду. Зверек может исследовать и* — нюхать, лизать, трогать носом или лапами и т. д. Одновременно показывается (но не дается) приманка — резиновый мячик, конфета, в нашем примере — мясо. Затем фигуры заслоняют ширмой, за которой экспериментатор накрывает приманку пирамидкой. Ширма убирается Подопытный видит теперь лишь фигуры, приманка же от него скрыта. Затем треугольник и пирамидка медленно разъезжаются в разные стороны, поворачиваясь при этом вокруг своей оси. Таким образом как бы демонстрируется их плоская или объемная «сущность».

Так где же спрятан корм? Животные, обладающие способностью к оперированию, то есть понимающие, что приманка может быть спрятана не в плоской фигуре, а лишь в объемной решают задачу успешно. Они без особого труда обнаруживают ее (но не по запаху, это опыт исключает), приподнимая носом картонку-домик. Наибольшей сообразительностью, как выяснилось отличаются макани-резус, бурые медведи, волки, дельфины, а также врановые птицы.

скольких классов позвоночных: рептилиям, птицам, млекопитающим.

Нельзя забывать также, что первая публикация Крушинского по этому вопросу появилась не 10 лет назад, а еще в 1958 году. Тогда ее оказалось возможным напечатать лишь в непрофильном для биологов сборнике «Проблемы кибернетики», выходившем под редакцией математика А. А. Ляпунова. Теперь можно смело сказать: в сравнении даже с современными зарубежными работами исследования Крушинского — это мощный рывок научной мысли, опередивший время.

Однако вернемся еще раз к опытам. Как уже говорилось, дикие крысы-пасюки решают задачу на экстраполяцию весьма успешно. Представители того же вида, белые лабораторные крысы, явно не справляются с заданием, и причина не в их очень слабом зрении, а именно в несообразительности — в нашем случае в неспособности к улавливанию закономерности перемещения корма, уже невидимого животному. Точно так же лесные рыжие лисицы (как пойманные лисятами, так и родившиеся в неволе и прирученные с детства) справляются с самыми сложными вариантами задачи на экстраполяцию, в то время как почти одомашненные черно-серебристые лисицы, которых человек разводит в неволе уже столетия, оказались тугодумами. В условиях жизни в клетках законы естественного отбора на животных не действуют, звери ведут себя по-иному, и выживают потомки большинства особей, а не самых приспособленных, как это происходит в дикой природе. В обстановке, когда условия существования постоянно меняются, надо уметь своевременно и быстро реагировать на многочисленные опасности. Как оказалось, однако, чрезмерная «интеллектуальная нагрузка», возникающая при решении таких сложных для животных задач, может вызвать у них типичный невроз, столь распространенный среди людей. (Любопытно, что нервное перенапряжение снимается и у животных — скажем, простыми транквилизаторами, например, меп-рабоматом.)

Степень развития рассудочной деятельности связана с общим уровнем эволюционного развития животного. Собака, естественно, оказывается сообразительнее кролика (хотя обучаются они одинаково быстро), а ворона превосходит курицу и голубя. Для млекопитающих

fofiMa/

it: "ffcfuucu ^енищш!"

Поведение животных, как известно, складывается из условных и безусловных рефлексов. Последние часто не совсем точно называют инстинктами. Но как формируется целенаправленное, жизненно полезное поведение? Этим вопросом занимается этология — наука о поведении животных в естественных условиях. Такие проблемы, разумеется, не могли не интересовать и Л. В Крушинского.

Еще в 40-х годах он предложил концепцию так называемых унитарных реакций, или приспособительных поведенческих ак тов, своеобразных кирпичиков поведения С развитием и углублением своего учения Л В Нрушинский ввел и тезис о рассудочной деятельности. Схематически унитар ную реакцию можно представить так, как показано на рисунке. Пунктиром обозначены границы нормы реакции — той сте пени изменчивости, на которую способен данный организм и которая, в свою очередь, определяется его природой, то есть совокупностью генетических задатков.

данное явление мижно объяснить достаточно просто.

Кора больших полушарий мозга — это средоточие выс ших его функций — у собак развита лучше, чем у тех же крыс и кроликов, отсюда понятны их разные интеллектуальные показатели. Как и следовало ожидать, хирургическое удаление передних отделов коры снижает сообразительность собак, что убедительно продемонстрировано опытами по экстраполяции.

Но вот вопрос: у птиц коры мозга, по сути дела, нет. Почему же тогда врановые птицы решают интеллектуальные задачи почти не хуже собак, а, по некоторым тестам, даже приближаются к обезьянам? Причина — в структурах полушарий мозга: у ворон она намного сложнее, а сами полушария больше по объему, чем у голубя; нервные же клетки имеют более разветвленные отростки и соответственно число контактов. Таким образом, наличие слоис

25

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?