Техника - молодёжи 1991-10, страница 29

Техника - молодёжи 1991-10, страница 29
Человек в экстремальных условиях

Над картой с предположительным маршрутом С.Чеботарева показан стоящий на подставках ПСН-10.

Французский медик Ален Бом-бар, в одиночку преодолевший в 1952 году за 65 дней Атлантический океан на маленькой резиновой лодке, доказал, что потерпевшие кораблекрушение могут длительное время прожить без запасов пищи и воды, пользуясь лишь дарами моря.

Сергей решил достичь цели не столь безжалостным способом, однако и его предприятие не назовешь легким. Перед отплытием от берегов Камчатки с ним беседовал наш специальный корреспондент Станислав ЗИГУНЕНКО.

— Сергей, для своего путешествия вы выбрали обычный спасательный плот марки ПСН-10. Почему именно он?

— Этот плот устойчив, легко управляется, но главная причина — он наш, советский. Именно таким плавсредством пользуются наши соотечественники в случае кораблекрушения. Успех моей экспедиции придаст им уверенности в трудную минуту, а на основе накопленного опыта, надеюсь, появятся небесполезные рекомендации.

ПСН-10 — по сути, большая резиновая лодка с непромокаемым тентом, который по торцам застегивается на «молнии». Низкая центровка делает плот подобным вань-ке-встаньке, и, даже опрокинувшись, он при правильных действиях команды возвращается в ис

ходное положение.

Но такой плот рассчитан на спасение людей от силы в течение нескольких недель, путешествие же от Камчатки до Калифорнии, по оптимистичным прогнозам Сергея, продлится не менее четырех с половиной месяцев. Поэтому ПСН-10 пришлось несколько модернизировать. Занимался этим бригадир ремонтников по спасательным плавсредствам рыбного порта Петропав-ловска-Камчатского Михаил Ли-стратов. Плоту приделали второе дно, усилили швы и дуги тента. И все же Сергей «на всякий пожарный» взял с собой контейнер с запасным ПСН-10. Ведь подобных испытаний на живучесть плота ранее не проводил никто.

Вообще, беседуя с Чеботаревым, мне не раз казалось, что передо мной обычный авантюрист, надеющийся на авось. Уж слишком много опасных неопределенностей в предстоящем путешествии. Достаточно, скажем, задуть упорным встречным ветрам, и плот попросту прибьет к камчатскому берегу. Однако Сергей рассчитывал не только на свою счастливую звезду, но и на статистику.

— В это время года, — говорил он, —ветры преимущественно дуют от камчатского побережья. Кроме того, полагаю, помогут течения...

Действительно, они направлены к Калифорнии. Брошенная некогда у камчатских берегов запечатанная бутылка достигла Америки. Но плыл • она полтора года!

— Думаю, удастся, — сказал Сергей, — значительно сократить срок, полагаясь на две вещи: хорошую парусность плота при попутном ветре и возможность двигаться к цели даже при его неблагоприятном направлении. Надеюсь, поможет избранная мной методика управления плотом.

Понятно, как это делают, например, яхты: используя паруса и глубоко сидящий в воде киль, они идут против ветра переменными галсами. Но у плота нет ни сменных парусов, ни киля! Сергей собирается в нужных случаях сбрасывать плавучие якоря — подводные парашюты. Увлекаемые течениями, они будут препятствовать движению назад при встречном ветре. Сбрасывая якоря то с правого, то с левого борта, мореплаватель заставит плот идти переменными галсами.

— Подобный способ я применял, путешествуя вокруг камчатского побережья, — признался Сергей. — Тогда при неблагоприятном ветре за пять суток я преодолел около 140 км.

Правда, прошлогоднее плавание, о котором упомянул мой собеседник, вышло не совсем удачным: плот и выбрасывало на берег, и медведи при его ремонте досаждали, и с косатками довелось повстречаться...

— И все-таки главные задачи я в том походе выполнил: подобрал режим питания, научился управлять плотом и в очередной раз вы

27

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?