Техника - молодёжи 1996-02, страница 45

Техника - молодёжи 1996-02, страница 45

одолевший греческую премудрость; убежденный христианин; историк и информированный политик с общерусской позицией и с полной независимостью от княжеских родовых интересов, он, безусловно, принадлежал к интеллектуальной элите, стоял очень близко к правящей верхушке. Мог ли человек со столь выдающимися качествами проявить себя лишь одномоментно? Блеснуть, вспыхнуть, подарить миру шедевр и тут же бесследно исчезнуть? Маловероятно. Литератор такого масштаба скорее всего известен современникам и по другим творениям. Но где искать его среди князей, бояр или религиозных деятелей?

Существует мнение, что автором был некий придворный княжеский поэт-профессионал, поскольку «Слово» — памятник светской литературы, но мы не знаем никаких запретов на создание

Более т<

е русс

in духо

отредактированы монахами. Одно и светских произведений древнерусс ры, «Повесть об ослеплении княз

жение определяется, вероятнее всего, вне бояр-ско-княжеской среды и, по совокупности штрихов и черт, отмеченных выше, вообще вне светских кругов; использование словарного фонда не только южнорусского, но и других диалектов.

Разумеется, его основная творческая деятельность должна заканчиваться не ранее конца 1185 г.

Если «Слово» написано лицом, не оставившим следов в истории, то речь вести не о чем. Из числа же известных нам деятелей XII в. всем требованиям вероятностной модели-портрета отвечает только один человек. Не открывая пока социального статуса, прислушаемся к сведениям о нем, начиная с летописного свидетельства: «Златоуст, паче всех воссиявший нам на Руси»; «был широко образован, хорошо знал греческий язык и литературу»; «для творчества... характерна наглядность сравнений, взятых иногда из мира природы. Его сочинения отличаются народнь

атурнь

л источником бы-мотивами народ-вреводил с грече-

1м было написано : дошло, в числе минений находи-Индрею Боголюб-

строго атрибутируют изделия старых мастеров.

Подобную методику следует использовать и при анализе «Слова» и произведений Кирилла Туровского - содержатся ли в них проявления поэтического видения мира, склонность к историческим примерам и аналогиям, к использованию прямой речи, намеков, иносказательных привлечений сил природы, всего того, что называется подтекстом. Когда применяется такой способ сравнения, близость «Слова» к творениям Кирилла Туровского становится очевидной. Кстати, это замечено давно. С. К. Шамбинаго более полувека назад указывал на аналогию литературных приемов Кирилла Туровского и автора «Слова». При

iH уточн

: «Тольк

на духовную аллегорию» И сделал вывод: «Приемы изложения Кирилле очень близки к «Слову о полку Игореве». К сожалению, идеи Шамбинаго не получили разработки, их никто не рискнул подхватить — наступали времена, когда популяризация даже прогрессивных церковных деятелей не поощрялась. Сейчас положение благоприятствует разработке любых нетривиальных гипотез и формированию нового, более объективного исторического мышления. Изучение жизни и творчества Кирилла Туровского как вероятного автора «Слова» необходимо продолжать. Стоит серьезно подумать и о компьютерно-математической обработке его co

in древ

ерусс

, любу-, моза

икой, иконами и фреска в том, что все лучшие художественные памятники XI - XII вв. связаны с деятельностью церкви. Почему же высшее литературное достижение той эпохи должно выпадать из общего потока духов-

I? Удив

, пусть

эме све

зледовать собственным советам в творческих д пах. Нельзя не привести их оценку, которую д <рупнейший русский историк С.М. Соловьев, с

и целые выражения; как в тех, так и в других i одинаковые распространение, оживление ия разговорами действующих лиц; в сочи-х... замечаем также особенную любовь к азаниям, притчам, стремление давать со-м преобразовательный характер, особенно

,сбли»

< событ

дошло до нас после многовекового хранения и переписывания монахами. Ни одного достоверного письменного памятника древнерусской литературы, принадлежащего перу мирянина — поэта-профессионала, мы не знаем. А потому нам кажется, что вполне естественным будет предположение, что и автор «Слова» был лицом духовного звания.

Языковые особенности и стилевые обороты, характерные для «Слова», изучены достаточно хорошо, Анализ показал: словарный состав и стилистика ближе всего к южнорусскому, киевскому диалекту и в то же время включают элементы других наречий, из которых наиболее отчетливо выражены так называемые брянские говоры. Они проявляются и на Черниговщине, в районе Новго-рода-Северского. Имеются работы, доказывающие вкрапление в текст новгородских черт, а также слов польского и тюркского происхождения. Но в любом случае творец поэмы использовал максимум выразительности средневекового русского общелитературного языка, опирающегося и на письменные памятники, и на живую разговорную речь, чем и объясняется появление отдельных местных диалектных слов и выражений.

Теперь, после рассмотрения всех основных особенностей поэмы, можно попытаться воссоздать портрет ее автора. Для него характерны творческая одаренность высочайшей степени; широкое использование письменных литературных памятников древнегреческой и византийской культуры и в то же время опора на традиционное русское песенное творчество; христианское мировоззрение; независимость от родовых княжес-

ветственности за судьбы нации, приверженность общерусским интересам и осуждение усобиц; блестящее знание истории, политики, культуры, фольклора, географии, уклада жизни княжеской правящей верхушки, указывающее на принадлежность к интеллектуальной элите общества и близость к властям предержащим; социальное поло-

порт-

черком. Добавим: Кирилл, о ком идет речь, родился, жил и творил в городе Турове, на Припяти. Туровское княжество занимало промежуточное географическое положение относительно южных, северных, восточных и западных земель тогдаш-"ирилл — выходец из состоятельной се-

ki духо

I. Точ

поставл

даты рождения и смерти Кирилла Турове известны. Большинство источников (вопреки hi которым справочникам) определяют продолжт тельность его жизни ориентировочно в 60 лет — начала 30-х годов до конца 80-х годов XII век; П.Н. Полевой называет более точную дату: «уме

». Из п[

1й Туров

ит назвать «Притчу о человеческой душе и о теле», «Повесть о беспечном царе и его мудром советнике», «Слово о памяти отцов Никейского собора», «Слова» на Вербное воскресенье и на другие христианские праздники, многочисленные молит-

первыи взгляд, что они созданы разными людьми. Но иначе и не может быть: форма определяется замыслом, содержанием, сравнивать светскую героическую песнь с церковной проповедью — все равно, что сравнивать газетную передовицу со стихотворением. Проводился эксперимент: по образцам публицистической прозы известных современных поэтов требовалось «узнать перо». Выяснилось, что подобные задачи с ходу не решаются, они требуют тонких научных подходов. Позволительна такая аналогия: один и тот же кузнец может выковать и топор и лопату. Сравнивать эти вещи по функциональному назначению и даже по материалу — бесперспективное занятие. Однако

обработки металла, по каче

■ву о'

открытии еще впереди

С тех пор, как в 1800 г. графом Мусиным-Пушкиным был сделан перевод древнерусской поэмы "Слово о полку Игореве", вокруг нее начались многочисленные споры, которые продолжаются и по сей день. Причин здесь несколько, и одна из главных — плохое качество перевода. Именно поэтому в поэме появилось множество неясных, непонятных мест, чье толкование приводило не раз к настоящим нелепостям. Только один пример.

Фраза древнерусского текста "ДИВЪ КЛИЧЕТ ВРЪХУ ДРЕВА", переведенная Мусиным-Пушкиным как "кричит филин на вершине дерева", внесла полную сумятицу в понимание того, о чем идет речь в поэтической строфе. Каждый последующий исследователь "Слова" свято придерживался мусинского толкования понятия "дивь", лишь слегка видоизменяя его. Даже академик Н.К. Гудзий констатировал в своих комментариях к "Слову" в 1938 г.: "Дивь" — мифологическая зловещая птица". И никто не замечал, что последующие строфы поэмы (если переводить "дивъ" как "филин") приобретают попросту курьезный смысл, поскольку фраза первоисточника "УЖЕ ВРЪЖЕСА ДИВЬ НА ЗЕМЛЮ" звучала как "уже филин спустился на землю". При чем, спрашивается, здесь филин?

Положение исправил в середине 40-х годов писатель и славист Алексей Югов (автор известного исторического романа "Ратоборцы"). Он указал, что "дивъ" — это не существительное, а прилагательное неполного окончания, полная форма которого - "дивый", что на древнерусском языке означает "дикий". Ни о каком филине, таким образом, в поэме нет и речи; есть "дикие" - как называли на Руси половцев. И строка приобретала свой первоначальный смысл:"... ринулись дикие на Русскую землю".

Таких "непрочитанных" мест в "Слове" и до сих пор более чем достаточно. Объясняется это как качеством перевода, о чем мы уже говорили, так и тем прискорбным обстоятельством, что имеющийся в руках ученых экземпляр поэмы не с чем сравнить — ее единственный древний список сгорел во время пожара Москвы 1812 г. вместе с библиотекой графа Мусина-Пушкина.

Но, конечно, самая жгучая загадка "Слова"— его авторство. Гениальная древнерусская поэма до сих пор остается безымянной. Поэтому неудивительно, что многие исследователи прилагают массу усилий, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки.

На роль создателя "Слова" выдвигалось немало кандидатур. Называли галицкого книжника Тимофея;

древнерусского певца Митусу; был в списке тысяцкий князя Игоря — Рагуйла; а писатель Иван Новиков, со

Т Е X Н И К А - М ^Ojl ЕЖИ 2' 9 6

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?