Техника - молодёжи 1996-05, страница 40




Техника - молодёжи 1996-05, страница 40

САМОХОДКИ ОСОБОЙ МОЩНОСТИ

Еще в первую мировую войну артиллериС ские специалисты России и других стран пришли к выводу, что конная тяга больше не годится для транспортировки новейших орудий большой и особой мощности. Тем паче, коли их расчетам предстояло непосредственно поддерживать наступающую пехоту, передвигаясь по пересеченной местности, или быстро перебрасывать батареи и дивизионы на другие участки фронта либо на новые огневые позиции. Орудия массой 3 т оказывались непосильным грузом даже для нескольких лошадей в упряжке. Именно поэтому «жи-' вую силу» пришлось заменять механической.

В 1914 — 1918 гг. русская армия применяла ее весьма ограниченно, используя предоставленные союзниками паровые тракторы * Фаулера «Большой лев» и «Малый лев» для буксировки 305-мм гаубиц, и оснащенные

знутрен

сгоранк

и AT-I

и СУ-1

дился в небольшой рубке на левой стороне носовой части. Сзади устроили откидные сошники, обеспечивавшие артсистеме ус-

пьбе. В 1

СУ-1

«Мартон» и колесно-гусет мерс» для передислокации 203— и 234-мм гаубиц. Зависимость от иностранных поставок объяснялась тем, что в царской России не было собственных тракторостроительных предприятий.

И только после проведения плановой индустриализации, в СССР началось развитие самоходной артиллерии большой и особой мощности. Уже в 1931 г. Реввоенсовет республики принял решение приступить к разработке подобных систем для механизированных и моторизованных подразделений Красной Армии. В течение 8 последующих лет были изготовлены и представлены на испытания

транс

1иссии, да и перевод м;

называемого закрытого типа (пол ностью бронированные), полузакрытый СУ-5 «Малый триплекс» и открытые СУ-7 и СУ-14.

Так, «Большой триплекс» (тройного назначения) имел единый лафет с двойным откатом, на котором размещалась, в зависимости от назначения, 245-мм пушка или 305-мм гаубица, либо 400-мм мортира. Однако при дальнейшей проработке и эскизном проектировании от механизма двойного отката сочли возможным отказаться, как и от превращения крупнокалиберной мортиры в самоходную; «триплекс» стал «дуплексом».

Затем подготовили чертежи «Большого дуплекса» (двойного назначения) СУ-7, который должен был оснащаться 203-мм пушкой-гаубицей (СУ-7БМ) либо 305-мм гаубицей (СУ-70М, последние буквы указывают на характер мощности вооружения — большая или особая). Масса установок достигала бы 106 т, два двигателя суммарной мощностью 1000 л.с. обеспечивали бы максимальную скорость 26 км/ч.

Накопленный разработчиками СУ-7 опыт пригодился и в послевоенные годы при проектировании самоходных орудий и минометов калибром 203, 240 и 420 мм.

Параллельно с СУ-7 занимались проектированием столь же тяжелого самоходного «дуплекса» СУ-14, который предполагалось вооружить 203-мм гаубицей Б-4 образца 1931 г. и 152-мм морской пушкой Б-10.

Первой, в 1935 г., на заводские и полигонные испытания передали опытную гаубичную СУ-14. После доработки и некоторого усовершенствования конструкции, а главное, перекомпановки артиллерийской части, ей присвоили индекс СУ-14-1.

При проектировании шасси инженеры применили агрегаты и детали серийных среднего танка Т-28 и тяжелого Т-35. Переоборудованный авиационный карбюраторный двигатель М-17 мощностью 500 л.с. позволял самоходке разгоняться до 27 км/ч. Силовая установка и трансмиссия были прикрыты 20-мм броне-листами, а толщина фальшборта, защищав-

подготовке к будущей войне, Гитлер потре бовал, чтобы немецкие промышленники э< четыре года полностью обеспечили новей шей боевой техникой не менее 100 дивизий

.IX ДЛЯ Е

а.Иег

вновь представили на полигонные испытания, в ходе которых выяснилось, что скорострельность 152-мм морской пушки оставляет желать много лучшего, ведь она делала выстрел за 5 - 6 мин. Члены полигонной комиссии пришли к выводу, что причиной тому являются неудачное устройство подъемника, с помощью которого думали ускорить ведение огня, и неудобное расположение люков — по ним подавали выстрелы раздельного заряжа-1. Кроме того, при перемене огневых пози-возникали поломки явно перегруженной

южения в боевое: ратный — 4. В акте полигонных испытаний отмечалось и отсутствие бортовых оборонительных пулеметов, и явно недостаточный боекомплект, и то, что не нашлось места для необходимых на марше и в боевой обстановке запасного имущества и инструментов.

Представителям завода-изготовителя предложили еще раз улучшить СУ-14-1 и отправить теперь уже на войсковые испытания вместе с самоходной 152-мм пушкой Бр-2 образца 1935 г.

В соответствии с рекомендациями комиссии в 1939 г. на шасси СУ-14-1 создали арт-систему закрытого типа СУ-14-Бр-2. Ее масса составляла 65 т, лобовая часть корпуса, борт и неповоротная башня-рубка, в которой находился расчет и орудие, были защищены стальными листами толщиной 50 мм.

Почти одновременно, в 1940 г., на ленинградском заводе «Большевик» (бывший Обу-ховский) изготовили 60-тонную 130-мм самоходную установку СУ-100У (игрек). Мощную морскую пушку разместили в крупной, почти прямоугольной башне, в качестве базы взяли шасси опытного тяжелого танка Т-100. Бронирование рубки и корпуса было 60-миллиметровым, довольно мощным по тем време-

Несмотря на то, что СУ-14-Бр-2 и СУ-100У в серийное производство не пошли, они весьма неплохо показали себя при расстреле укреплений на линии Маннергейма в советско-финскую войну. А в начале Великой Отечественной командование Западным фронтом с успехом использовало их в боях с нацистским вермахтом, в том числе в битве за Москву. Несмотря на отдельные недостатки, опыт боевого применения самоходных орудий большой и особой мощности подтвердил их явные преимущества по сравнению с буксируемыми артсистемами аналогичных калибров и назначения. В заключение можно добавить, что довоенные образцы обладали основными чертами, присущими классическим, появившимся в 1942 — 1945 гг. и в последующий период. Многие узлы, что в первую очередь относится к силовой установке и ходовой части, были унифицированы с танковы-

Не меньшее внимание развитию мобильных систем на шасси повышенной проходимости уделяли и немцы, где их проектированием занялись еще в 20-е гг., во времена Веймарской республики. После прихода в 1933 г. к власти нацистов работы в таком на-

1изамс

скорил

в целом было выполнено , А поскольку командование вооруженными силами делало ставку на скоротечную «молниеносную» кампанию (блицкриг), основную роль в разгроме неприятельских армий отвели, наряду с бомбардировочной авиацией, высоко подвижным и ма-невременным танковым и моторизованным соединениям.

К 1 сентября 1939 г. в вермахте числилось более 3 тыс. легких и средних танков, не считая бронетранспортеров. Но это сочли недостаточным, ведь при проведении «молниеносных операций» танковым и моторизованным частям непременно потребовалось бы огневое сопровождение самоходных и штурмовых орудий, а также мобильных зениток на шасси повышенной проходимости.

Вскоре на вооружение поступили 105-мм легкая полевая гаубица образца 18/2, 75-мм пушка образца 1940 г., спроектированные на базе легких танков Т-l и T-II, а вот для 75-мм пушки образца 40/3 использовали гусеничную ходовую часть захваченных чехословацких танков 38(т), на шасси среднего T-III изготовили 75-мм штурмовое орудие,

Предусматривая возможность войны с Францией, командование вермахта постаралось подготовиться к прорыву мощнейшей линии Мажино, сооруженной в 1929 — 1936 гг., протянувшейся на 400 км вдоль границ с Бельгией, Люксембургом и Германией, на которой имелось более 5600 долговременных укреплений и огневых точек,

Для их разрушения немцы спроектировали ряд артсистем большой и особой мощности, в том числе самоходных. К числу последних принадлежала и 600-мм мортира 040, известная также под именем собственным «Карл». Ее смонтировали на открытой платформе на гусеничном ходу. Перед выстрелом расчет опускал артсистему на грунт, чтобы ослабить воздействие мощнейшей отдачи на гусеницы. Любопытно, что на этой установке не нашлось места для боекомплекта — его перевозили на специальном транспортере и подавали к орудию особым подъемником. Маневренность, скорость и проходимость колосса оставляли желать много лучшего, впрочем, не стоит упускать из виду, что был он, что называется, сугубо специального назначения, разрушителем крепостей. В конце войны одна из таких суперсамоходок стала трофеем Красной Армии, и ныне она демонстрируется в Музее бронетанковой техники, что расположен в подмосковном поселке Кубинка.

...В самом начале второй мировой, в ходе действительно скоротечных кампаний в Польше, Бельгии, Голландии и Франции, выявились серьезные недостатки немецких самоходок и штурмовых орудий непосредственной поддержки танковых и моторизованных подразделений. Поэтому перед нападением на СССР в июне 1941 г. командование вермахта постаралось пополнить их усовершенствованными самоходными артсистемами нового поколения.

Кстати, не мешает отметить и то, что немецкие конструкторы, подобно советским, старались по возможности унифицировать самоходки с танками и бронетранспортерами, которые уже были освоены промышленностью. Это облегчало их массовое производство, освоение войсками и решало проблему обеспечения запасными частями. ■ Василий МАЛИКОВ, академик Российской академии ракетных и артиллерийских наук

Т Е X Н И К А - М М ЕЖИ 519 6



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?