Юный техник 1980-05, страница 15

Юный техник 1980-05, страница 15

прежде чем она станет послушной в управлении. Но ведь и комбайн не сразу плавно пошел. Сначала мне, честно говоря, даже страх внушал непривычно маленький обзор с водительского места, да и не чувствовал я при движении габариты тяжелой машины. Приходилось и померзнуть, и недоспать, но зато потом БМП ни разу не подвела меня, легко преодолевала окопы, шла по такому глубокому снегу, где, как мне раньше казалось, и на тракторе увязнешь...

Сейчас нашу колонну еще укрывают сумерки. По условиям учебно-боевой задачи ни мощную фару на башне, ни скрытое светомаскировочное устройство включить нельзя. Единственный помощник механика-водителя — прибор ночного видения. Но машины резво бегут по бетонке.

А преграда не заставила себя ждать. Сразу за крутым поворотом «взорван» мост. БМП тут же легко скатывается с крутой насыпи, подминая придорожные кусты, врезается в лес. По просеке, перерытой канавами, переваливаясь с борта на бок, как корабль при боковой качке, они уверенно преодолевают непроходимый для обычной техники маршрут и выскакивают к разлившейся реке. Но для БМП и это не преграда — плавают они не хуже катера. Тараня стальным носом ледяную клокочущую воду, машина выскакивает на противоположный берег. Темп движения выдержан!

Уже совсем рассвело, когда через час хода по вязкой грязи, лесным зарослям, оврагам и буеракам мы вышли, как говорят военные, в район сосредоточения перед атакой.

Открываю десантный люк над головой и вылезаю на броню. Если бы не знал наверняка, никогда бы не предположил, что деревня, открывавшаяся слева от раскинувшегося перед нами поля, аккуратные поленницы дров вдоль

забора, белые длинные строения ферм — всего лишь искусная маскировка, скрывавшая инженерные сооружения «противника».

Спустившись в неглубокий овраг, наше подразделение (остальные силы батальона будут действовать на другом направлении) перестроилось во взводные колонны и тремя параллельными клиньями устремилось к деревне. Внезапно из глубины кустарника, черневшего справа у самого края поля, ударил гранатомет. Наша БМП с ходу развернулась, и оператор-наводчик, сидящий в башне, накрыл кустарник огнем своего орудия и пулемета.

До первых окопов «противника» оставалось уже несколько сот метров, не больше. Смотрю на своих соседей-мотострелков и представляю — сам лишь недавно снял солдатскую шинель, — какое они испытывают волнение именно сейчас, на рубеже атаки. Ладонями, сжимающими оружие, ногами, подрагивающими на бронированном полу, всем своим телом, каждой клеточкой чувствуют они биение сильного сердца стальной машины. И от того, наверное, вместе с привычным напряжением последних мгновений перед командой «К бою!» в каждого все же вселяется спокойная уверенность в свои силы, готовность к любым неожиданностям.

Вот, качнувшись, как лодка на встречной волне, БМП остановилась. В считанные секунды из распахнувшихся задних дверей высыпались мотострелки и тут же растянулись цепью. Стреляя на бегу из автоматов и пулеметов, они устремляются на «противника».

В центре — отделение гвардии старшего сержанта Геннадия Ли-финцева. Его подчиненным предстоит обеспечить проход в заграждении из колючей проволоки. Воины штыком-ножом и ножнами ловко перекусывают железную «колючку». Проход свободен! Од-

13

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?