Юный техник 1980-05, страница 59

Юный техник 1980-05, страница 59

монавтики вписана еще одна стра; ница, а в космическом лексиконе появился новый термин: «перестыковка». В сущности, она состоит из двух уже знакомых элементов. Но на орбите — своя «арифметика», так что операция, которую осуществили В. Коваленок и А. Иванченков, — не просто сумма расстыковки и стыковки. Нужны незаурядные мужество и воля, чтобы после 83 суток работы на станции покинуть ее, подготовиться к посадке (а такая возможность не исключалась), потом провести вторую стыковку, отпраздновать второе новоселье и начать как бы все сначала. А минувшим летом эту операцию так же четко провели В. Ляхов и В. Рюмин.

Дорога домой

Она начинается в тот момент, когда в корабле вспыхивает транспарант «расстыковка». Захваты, с многотонным усилием прижимавшие его к станции, отпускают «Союз», а пружинные толкатели отправляют корабль в самостоятельное плавание. Баллистики заранее подобрали целый «пакет» траекторий спуска, выбрали среди них оптимальную трассу, нацеленную в заданный район, рассчитали, когда и на какое время нужно включить двигатель на торможение. Замедлив свой бег, корабль устремляется к Земле. И вот уже с орбиты звучит:

— Есть разделение отсеков.

Орбитальный и приборно-агре-гатный отсеки отделяются отСА— спускаемого аппарата, а через считанные минуты он входит в атмосферу. Охваченный облаком раскаленной плазмы, мчится СА по трассе управляемого спуска. Почему управляемого, разве в это время космонавты пилотируют его? Нет, и здесь работает автоматика. Центр тяжести СА смещен таким образом, что его лобовой щит несколько наклонен

по отношению к набегающему потоку, — это создает подъемную силу. Автоматика включает и выключает маленькие двигатели, которые слегка наклоняют аппарат то в одну, то в другую сторону. При этом подъемная сила меняется, аппарат как бы глиссирует в волнах воздушного океана, уверенно приближаясь к расчетной точке посадки.

* * *

...Возможно, прочитав этот рассказ — конечно, далеко не полный, — кто-то из ребят подумает: все автоматы да автоматы, где же ощущение власти над сложнейшей машиной, где романтика космического пилотажа? Но ведь не романтики ради летают в космос, а ради знаний. Автоматы, освобождая экипаж от рутинных операций, сберегают его время, силы, нервы для исследовательского труда. И мне вспоминается одна из недавних бесед с летчиком-космонавтом СССР, доктором технических наук К- П. Феоктистовым уже после того, как закончился рекордный по своей продолжительности полет В. Ляхова и В. Рюмина.

— Строгое и неуклонное выполнение физических упражнений, как видите, позволяет намного увеличить сроки космических экспедиций, — задумчиво сказал Константин Петрович. - Но вы представьте себе, какое это бессмысленное занятие — каждые сутки по два часа крутить педали велоэнерго-метра, растягивать эспандеры. Хорошо бы придумать какие-нибудь мышечные стимуляторы, аппараты для массажа — космонавт ведет научные опыты, а они работают.

Разработчики будущих орбитальных станций даже физкультуру хотят препоручить автоматам. Что ж говорить о пилотировании!

Г. ЛОМАНОВ Рисунок Г. АЛЕКСЕЕВА

55

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?