Вокруг света 1964-11, страница 45

Вокруг света 1964-11, страница 45

Рано утром, в 4 часа 30 минут, 10 августа 1933 года «Челюскин» вышел из Мурманска во Владивосток. На борту «Челюскина» отправилось 111 человек.

На острове Врангеля мы должны были высадить зимовщиков и строителей — там находилась наша полярная станция, — выгрузить строительные материалы.

13 августа через пролив Маточкин Шар «Челюскин» вошел в Карское море. Первые его встречи со льдами показали, что судно почти не может самостоятельно бороться с ледовыми полями: в корпусе образовалась течь, судно получило несколько вмятин. Приходилось все время маневрировать, искать удобные места для прохода».

«31 августа, в 5 часов 30 минут, на судне произошло чрезвычайное событие: у супругов Васильевых, ехавших зимовать на остров Врангеля, родилась дочь. Произошло это е координатами 75°46/ северной широты и 91°06/ восточной долготы. Так как мы находились в Карском море, девочку назвали Кариной...»

1 сентября «Челюскин», сопровождаемый ледоколом «Красин», подошел к северной оконечности Евразии — мысу Челюскин. Море Лаптевых судно пересекло благополучно и проливом Санникова вышло в Восточно-Сибирское море.

«Наши радисты поддерживали связь с ледорезом «Литке», который вел караван судов от Колымы в Берингов пролив.

Я рассчитывал, что «Литке» поможет «Челюскину» выйти в Берингов пролив. На помощь ледокола «Красин» надеяться не приходилось, так как он получил повреждение винта с гребным валом. Но вскоре выяснилось, что ледорез «Литке» сам находится в полуаварийном состоянии. Оба мощных ледокола, которые могли бы провести «Челюскин» сквозь тяжелые льды, по существу, выбыли из строя. Теперь приходилось рассчитывать только на свои силы. Это обстоятельство оказалось роковым для «Челюскина».

19 сентября у мыса Ванкарем «Челюскин» встретил особенно тяжелые льды. Летчик Бабушкин и капитан Воронин провели ледовую авиаразведку на судовом самолете. Разведка показала, что за ледовой перемычкой находится чистая вода, по которой полным ходом можно было идти к Берингову проливу.

«Но вдруг подул неблагоприятный норд-вест. Лед смыкался все плотнее и плотнее, и «Челюскин» оказался посередине огромного ледяного поля.

Чтобы вырваться из ледяного плена, попробовали применять аммонал, но ничего не добились. «Челюскин», захваченный ледяными клещами, начал дрейфовать на зюйд-ост, прямо на остров Колючин...

23 сентября, в 7 часов утра, дрейф прекратился. «Челюскин» остановился у берегового припая недалеко от острова Колючин. Погода была плохая, шел снег. Берег показывался очень редко. Мы взрывали лед, закладывали в один заряд по сто килограммов аммонала, стараясь встряхнуть лед вблизи судна, оторваться от припая.

Шесть дней подряд мы взрывали лед, но все напрасно. Как хотелось вывести «Челюскин» из неподвижного, мертвого состояния! Он стоял действительно как мертвый. А всего лишь в миле — жизнь. Там лед шел Сплошной лавиной и шел туда, куда нам надо, — в Берингов пролив».

«30 сентября мы объявили, что завтра состоится общий аврал по околке «Челюскина». Мы хотели дать возможность пароходу сдвинуться с места, развернуть его влево на 60—70° и, работая машиной, продвинуться вперед, чтобы войти в движущиеся на юго-восток льды.

Итак, всех разбили на две бригады и 1 октября начали аврал. Лед крошили пешнями, грузили на сани и отвозили далеко в сторону. День за днем продолжалась эта работа.

Спустя некоторое время я убедился, что вряд ли можно ожидать положительных результатов. По моим грубым подсчетам получалось, что надо вывезти около 150 тысяч тонн льда. Сделать это своими силами мы не могли. Наша работа, пожалуй, была больше утешением для самих себя. Но и рук опускать нельзя, о зимовке говорить еще рано — слишком близко была кромка льда, слишком близко находилась свободная ото льда вода. Она манила к себе».

«5 октября, в 11 часов 45 минут, лед возле судна неожиданно пришел в движение, и через несколько минут «Челюскин» оказался на чистой воде...

Начали медленно продвигаться вперед.

9 октября прошли мыс Икигур. Как близко корабль находился от Берингова пролива! «Челюскин» был почти у цели плавания. Мы уже пеленговали мыс Дежнева. Но в этот

момент направление дрейфа льдов опять изменилось, и к 26 октября «Челюскин» отнесло на 80 миль в обратную сторону. Вновь судно остановилось западнее мыса Сердце-Камень.

И снова началась борьба с океаном. Мы применяли все, чтобы хоть немного продвинуться на восток. Производили большие по силе взрывы льда, окалывали судно, выжимали из машин все возможное — нас по-прежнему относило на запад. Но вдруг, так же неожиданно, дрейф изменил направление, и «Челюскин» понесло опять в сторону Берингова пролива.

3 ноября наш корабль вместе со льдами прошел мыс Дежнева. На следующий день мы оказались уже в Беринговом проливе у островов Диомида. «Челюскин» по-прежнему был скован льдами. А всего лишь в полумиле от нас свободная ото льда вода!

Рано утром 5 ноября произошло то, чего мы опасались: при тихом ветре ледяное поле вместе с вмерзшим в него «Челюскиным» начало дрейфовать на норд — норд-ост. Дрейф быстро увеличивался, и наше судно понеслось на север.

Многие члены экспедиции, не до конца понимая всю сложность положения, еще вчера, глядя на чистую воду, на острова Диомида, на Берингов пролив, считали, что дрейф уже закончен. И вот теперь — горькое разочарование».

Течения носили «Челюскин» по океанским просторам долгое время...

«Вечером 3 декабря, выбрав более безопасное место, «Челюскин» остановился. Судно еще плотнее сковали льды, и больше оно самостоятельно

7* /1& с

i пр в*

уэлен

£ар£ SC

у* о Р С

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?