Вокруг света 1987-03, страница 19

Вокруг света 1987-03, страница 19

Дохи: бедуин, удобно устроившись на заднем сиденье японской «тойоты», пас небольшое стадо овец! Животные медленно передвигались с места на место в поисках пищи, пощипывая скудные пучки травы. Динамики работающего на полную мощь кассетника разносили по пустыне заунывные бедуинские мелодии. А пастух, поджав под себя ноги, потягивал из маленького стеклянного стаканчика чай, наливая его из цветастого термоса. Время от времени он пересаживался за руль и перегонял свою машину поближе к стаду, когда оно уходило слишком далеко.

«ЗОЛОТЫЕ» ДЕРЕВЬЯ И БЕЛЫЕ АНТИЛОПЫ

При посещении одного из столичных кооперативных супермаркетов я задал своему спутнику, сотруднику министерства информации, вопрос о том, как решается проблема обеспечения населения страны продовольствием. К сожалению, констатировал катарец, основную массу продуктов питания страна все еще вынуждена импортировать. «Повинны» в этом крайне неблагоприятный для развития сельского хозяйства климат, отсутствие плодородных почв, острый недостаток пресной воды.

Большую часть территории Катара, как и других стран Аравийского полуострова, занимает пустыня. Лишь три процента от общей площади земель считаются пригодными для обработки. Совсем нет рек, озер или других пресных водоемов, осадков в течение года выпадает всего 50—100 миллиметров. Катарцы шутят, что можно прожить жизнь, состариться, а под дождем так ни разу и не вымокнуть! Почти в течение всего года в Катаре жарко. Особенно невыносимый зной стоит летом, а оно длится долго — с мая по октябрь. Очень часто жара достигает 45—50 градусов и сопровождается высокой влажностью, когда ветер идет со стороны моря.

Но даже в таких условиях катарцы не опускают руки. Правительством разработана программа развития сельского хозяйства до 2000 года, в соответствии с которой в стране создаются экспериментальные фермы, где применяются современные способы обработки почв. Мне, в частности, рассказывали о гидропонике, взятой на вооружение катарскими специалистами. Этот «волшебный» метод позволяет снимать впечатляющие урожаи овощных культур с небольших площадей. Катарцы угощали меня помидорами с таких грядок, и, надо сказать, были они весьма вкусными.

Цивилизация накладывает отпечаток и на кочевое скотоводство — традиционное занятие катарских бедуинов. Сейчас кочевников становится все меньше. В последние годы государство субсидирует создание современных животноводче

ских хозяйств. Так, на фермах в Абу Самре и Умм Карн проводятся успешные опыты по выведению новых пород крупного и мелкого рогатого скота, приспособленных к местным климатическим условиям.

«Сделай так, чтобы во дворе моего дома забил родник с чистой, прохладной и вкусной водой!» Пожалуй, это первое, чего бы пожелал катарец, попадись ему в сети сказочная золотая рыбка. Проблема воды по-прежнему самая злободневная в Катаре. Долгие годы наиболее почетной и уважаемой считалась здесь профессия водоноса. Человек с большим, наполненным живительной влагой кожаным мешком на плече всегда был желанным гостем в любом катарском доме. Сегодня воду развозят в специальных машинах-цистернах, наполняя ею установленные на крышах домов блестящие металлические резервуары. Парадоксально, но, испытывая нехватку воды, катарцы являются одними из самых расточительных ее потребителей в мире (ежедневный расход составляет около 600 литров на душу населения). Правительство уже не раз обращалось к населению с призывами к экономии. В настоящее время в Катаре ежегодно производится примерно 50 миллионов кубометров опресненной воды — именно она идет главным образом на технические и хозяйственные нужды. Этот весьма дорогостоящий процесс обходится государству в 75 миллионов долларов.

В супермаркете в новом жилом квартале Дохи я наблюдал, как покупатели запасались коробками с пластиковыми бутылками минеральной воды. Такую воду, импортируемую из Сирии, Иордании, Франции и других стран, используют для питья, приготовления пищи. Между прочим, цена одной литровой бутылки воды в три-четыре раза превышает стоимость литра бензина! Кстати, ни в этом супермаркете, ни в других магазинах, кафе, ресторанах Дохи вы не встретите других бутылок — со спиртными напитками. В Катаре действует строжайший сухой закон: на ввоз в страну, продажу и употребление алкоголя наложен категорический запрет. Нарушившему его грозит серьезное наказание, вплоть до тюремного заключения.

Одна из достопримечательностей Дохи — старая рыбачья гавань. Каждый раз, когда мы проезжали мимо нее, я просил шофера остановиться и подходил к кромке залива, чтобы полюбоваться экзотическим зрелищем. Передо мной оживали картинки прошлого. В небольшой гавани плавно покачиваются на волнах деревянные парусные суда «доу», подобные тем, на которых когда-то выходили на промысел ловцы жемчуга. На берегу, как и много лет назад, рыбаки чинят

незатейливые снасти, обмениваются последними новостями. Здесь же идет оживленная торговля рыбой и, конечно, знаменитыми местными креветками, такими большими, что десятка их? пожалуй, хватит, чтобы насытиться.

Но «нефтяная эра» имеет для прибрежной зоны и печальные последствия: пришлось создать флотилию специально оборудованных очистных судов, которая ликвидирует нефтяные пятна в акватории залива. Ей помогают вертолеты патрульных служб, выявляя наиболее загрязненные участки морской поверхности. В министерстве информации Катара мне рассказывали, что разработан широкомасштабный план охраны окружающей среды. В соответствии с ним будут созданы комплексные группы в составе биологов, ихтиологов, медиков и других ученых для изучения влияния быстро развивающейся промышленности на животный и растительный мир и выработки программы мер по его сохранению. Некоторые шаги в этой области уже сделаны.

Широкую известность приобретает созданный в 1979 году в Катаре национальный заповедник Ша-ханийя. Здесь на территории свыше восьми квадратных километров обитает, пожалуй, один из самых редких видов антилоп — белые ориксы. Всего несколько лет назад эти довольно крупные животные с длинными (до 120 см) и прямыми, как шпага, рогами были на грани полного вымирания. Сейчас благодаря усилиям специалистов их поголовье медленно, но растет. Существенную роль сыграли изданный в Катаре, Омане и других странах Аравийского полуострова закон об охране ориксов и строжайший запрет охоты на них. Однако нависшая над белыми ориксами угроза исчезновения все еще не миновала.

МАТРЕШКИ В ЭМИРСКОМ ДВОРЦЕ

Немало колоритных архитектурных ансамблей украшает столичную набережную Корниш, опоясывающую Доху. Это и изящные, словно парящие в воздухе, белоснежные корпуса министерства иностранных дел и Национального банка, и взметнувшиеся в небо ультрасовременные коробки отелей, и, конечно, мечети самых различных конструкций, от традиционных до модерновых. Но одно здание, пожалуй, особенно привлекает внимание каждого, кто приезжает в столицу Катара,— «Доха Палас»... Утопающее в зелени сооружение из белого и розоватого камня напоминает одновременно средневековую крепость и сказочный дворец. Здесь находится «эмирский Диван» — рабочая резиденция главы государства, эмира Катара шейха Халифы бен-Хамада ат-Тани.

Пригласивший меня в «Доху Па-

2 «Вокруг света» № 3

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?