Вокруг света 1989-03, страница 43




Вокруг света 1989-03, страница 43

любой человек мог пройтись по улицам поселения XVI века до нашей эры, зайти в древнее жилище, тихо посидеть у возрожденного очага или попить воды из колодца, который поил людей тысячи лет назад. В городе существовала тогда даже система водоснабжения, водоотстойники и водостоки. Мы уверены, что и сегодня, если использовать старые русла, воду из реки можно подвести к поселению и древним полям и система эта будет безотказно действовать. Насколько стали б мы мудрее, умей мы делать все, что умели древние! Аркаим — современник критомикен-ской цивилизации Средиземноморья, он почти на тысячу лет древнее Трои, у стен которой сражались ахейцы, воспетые Гомером. Сегодня можно посетить на круизном теплоходе Кносский дворец на Крите или пройти вдоль знаменитых оборонительных стен Трои, кстати, по размерам не превышающих аркаимских стен. Но кто расскажет о наших «Троях»? И разве можно оценивать в рублях то, что поистине бесценно,— нашу историю?! Вот почему мы просто не имели права подписать документ о затоплении зоны водохранилища, а следовательно, и Аркаима, в ближайший весенний паводок, как того решительно требовали руководители совхозов и строительных организаций...

Едва самолет приземлился на импровизированном аэродроме, ко мне подошел Сергей Боталов и сказал, что у него в палатке гости — специалисты по дешифровке аэрофотосъемки из

картографической экспедиции.

— Надо бы им снимки Аркаима с самолета показать,— предложил Боталов...

Спустя полчаса, разглядывая наши фотографии, дешифровщики только плечами пожимали.

— Да такие «кольца» мы видели на подобных фотографиях не раз. Для нас это объекты неизвестного происхождения. Всё хотели до них добраться, осмотреть на местности... Вы серьезно утверждаете, что это и есть остатки древних городов?

У меня аж дух перехватило: неужели «аркаимы» существуют еще где-то? Не ошибаются ли они?

Но специалисты заверили, что если древние оборонительные стены сохранились хотя бы в полметра, они наносятся на специальные крупномасштабные карты как составная часть современного рельефа. Им известно несколько подобных объектов в южноуральском регионе...

Если так, то строительство гидроузла надо лишь отложить на определенный срок, в течение которого мы раскопаем Аркаим до последнего жилища. Правда, тревога не исчезла: а такие ли городища будут раскопаны?..

Перед тем как над Аркаимом начали расти отвалы культурного слоя со дна мостовых, жилищ и валов, художнику-археологу А. Федорову, сотруднику Петропавловского краеведческого музея О. Мартынюку и сотруднику Киевского института археологии А. Ганже предстояло буквально на коленях с нивелиром и линейкой облазить по нескольку раз весь древний

город, чтобы с точностью до сантиметра снять рельеф Аркаима. Работа эта продолжалась почти месяц. Когда наконец свели многочисленные планшеты в один гигантский чертеж, то были потрясены новыми деталями и подробностями улиц, домов, кварталов, которые невозможно было разглядеть раньше.

К осени нам удалось раскопать полностью первые два жилища. Площадь каждого достигала 200 квадратных метров. И вот что удивительно. Столбовые ямки, идущие вдоль стен, и в полу показывали отчетливые границы внутренних комнат. По характеру грунта, вещевого материала безошибочно можно было определить функциональное назначение каждой из них.

Мы уезжали с Караганки с предчувствием, что покидаем ее ненадолго. И не ошиблись. Уже в конце февраля следующего года прямо на городище приземлился вертолет, на борту которого находилась рабочая группа объединенной комиссии представителей Госплана, Госагропрома и Министерства мелиорации РСФСР, Министерства культуры РСФСР, чтобы решить судьбу Аркаима. Затопление древнего города было отложено на три года. Но сделана лишь половина дела — памятник спасен для современников, археологам предстоит донести его до потомков. Двадцать тысяч квадратных метров стен, улиц, домов ждут своего часа. Сотни открытий лежат пока под покровом снега и земли. Хотя, точнее, не сотни, а одно большое с названием АРКАИМ!

мые зеленые травы, самые чистые реки и самые высокие горы — живет в легендах и песнях.

Столетие за столетием все дальше на юго-восток уходили те из ариев, кому предстояло стать затем частью великих народов Индии и Ирана. Они встретили на своем пути высочайшие горы мира, и образ Великих гор земли предков окрасился новыми красками. Высокая Хара и Меру, воспетые праотцами в своих священных гимнах, конечно же, не могли быть ниже Памира и Гималаев, они должны были быть самыми высокими в мире, выше солнца. Но вспомним: и в гимнах Вед, и в Авесте вершины этих гор покрыты густыми лесами, где поют дивные птицы, где живут разные звери, где растет чудесная охмеляющая хаома-сома. Выходит, не так уж были высоки заросшие лесом, населенные зверем и птицей Меру и Высокая Хара. А что же на Северных Увалах? На три четверти они покрыты лесами. И какими лесами! Здесь и ель, и пихта, и липа, и клен, и ильм, и вяз, и черемуха, и ольха, и береза, и осина, и даже дубы. Это на 60-м градусе северной широты! Растут в этих местах различные кустарники: красная

и черная смородина, шиповник, кизил, жимолость, калина и в изобилии — хмель. А на лесных лугах — пышное разнотравье.

Еще в начале XX века эти места славились как богатые охотничьи угодья, обильные зверьем, птицей, рыбой. Но это летом. Зимой метет пурга, завывает на северных склонах Увалов пронизывающий северо-вос-точный ветер, кружит, застилая все вокруг хлопьями снега, метель. Выходит, что унесли арии в свою новую жаркую родину память о беспощадном, смертельном северном ветре — Ваю, царящем на склонах гор Меру. Но перед теми, кто, победив в схватке с ветрами и снегом, преодолевал эту горную преграду, открывались бескрайние просторы моря, причудливо застывшие воды, и сверкал в их честь, озаряя путь дальше, свет северного сияния.

Память о горах живет в гимнах Веды и строках Авесты, в названиях сел и деревень Русского Севера. Вслушайтесь в них: Мандара — Ман-дарово, Мундора — Мундорка и гора Мандара «Вед»; Харино — Харово, Харачево — Харинская, Харлово —

Харапиха, Хархорино — Харионово и Высокая Хара «Авесты»; Рипино — Рипинка, Рипина и Рипейские горы древних греков. А еще Святогорье, Семигорье и множество сел и деревень с названиями Гора или Горка.

В море Белое впадает Двина. Или это только созвучие Двина — Ардви? А может, нет? Ведь называют же жители Харовского района, где протянулась Харовская гряда, песок странным словом «хара». На санскрите (языке индоиранцев) хара — желтый, золотистый, оранжевый, красноватый, солнечный...

Несколько лет назад в старинный русский город Вологду из Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы приехали преподаватели русского языка из разных стран мира. И вот в залах музея, глядя на образцы вышивок и ткачества, выполненные на рубеже XIX и XX веков северорусскими крестьянками, молодой индиец сказал удивленно: «Здесь для меня почти нет ничего нового. Все это я много раз видел у себя дома. Но это и потрясло меня больше всего. Объясните, как к вам могли попасть наши вышивки?»

41



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?