Юный Натуралист 1968-05, страница 18

Юный Натуралист 1968-05, страница 18

16

ние мне ни о чем не говорило. В английском языке так называют многих небольших млекопитающих. Чтобы заставить таинственного зверя выйти из норы, мы разожгли костер и, размахивая сухими ветками, стали загонять дым в нору. Едва первая струйка дыма проплыла среди скал, как зверь вылетел из норы с такой силой, что сорвал сеть с креплений и покатился по склону. Собаки, хрипло лая, кучей устремились за ним, а следом и мы, отчаянно выкрикивая страшные угрозы собакам, чтобы они не поранили зверька. Однако вряд ли это животное нуждалось в защите. Оно могло отлично постоять за себя.

Зверек стряхнул с себя складки сети и поднялся на задние лапы, и я увидел, что это стройная рыжеватая мангуста. Размером зверек был примерно с горностая. Он стоял перед нами на задних лапах, слегка раскачиваясь с боку на бок, широко раскрыв пасть, и издавал звуки самые пронзительные, какие только когда-нибудь я вообще слышал от животных такого размера. Собаки подбежали к зверьку вплотную и оцепенели, наблюдая, как он качается и оглушительно верещит. Одна из собак, чуть похрабрее других, осторожно двинулась вперед и попыталась обнюхать это странное двуногое создание. Видимо, зверек только этого и ждал; он плашмя упал в траву, как змея, скользнул вперед и мгновенно исчез между высокими стеблями травы. Еще через мгновенье он совершенно неожиданно вынырнул под самыми ногами нашей благородной своры и закружился волчком, кусая лапы собак, которые попадались ему на глаза, и непрерывно усиливая вой. Высоко подпрыгивая, собаки безуспешно пытались избежать его зубов. Высокая трава надежно скрывала ловкого зверька. Храбрость покинула собак, и вся свора стремительно удрала на вершину холма, оставив на поле битвы мангусту, слегка запыхавшуюся, но все еще способную выкрикивать зловещим тоном язвительные насмешки вслед их поджатым хвостам.

Теперь нам самим нужно было попытаться поймать это миниатюрное, но свирепое создание. И нам удалось это сделать намного легче, чем мы предполагали: я отвлек внимание зверька, подсунув ему один из мешков. И пока он старательно занимался им, изо всех сил кусая мешок, один из охотников подполз сзади и набросил на зверька сетку. Все это время зверек оглушал нас своими яростными воплями и не успокоился до тех пор, пока мы не вернулись в Бафут. Тут я осторожно вытряхнул крикуна в просторную клетку и подсунул ему куриную голову. Зверек уселся и с весьма глубокомысленным видом принялся за еду. Теперь он

сохранял молчание. Лишь когда ему удавалось увидеть кого-нибудь из людей, зверек бросался на прутья клетки и вновь начинал пронзительно ругаться. В конце концов он настолько устал от злости и крика, что я вынужден был закрыть переднюю сторону его клетки мешковиной.

Через три дня я услышал доносившиеся с дороги знакомые пронзительные крики и задолго до того, как показались охотники, уже знал, что мне несут еще одну мангусту. К моей большой радости, второй зверек оказался молодой самкой, и я подсадил ее в клетку к моему пленнику. Это было довольно немудрое решение с моей стороны, потому что вместе они обрушили на нас такой хор пронзительных воплей и визгов, что просто невозможно было переносить этот шум. Больше всего он напоминал скрежет ножа о тарелку, только усиленный в несколько тысяч раз.

БЕЛКА ИЗ КАМЕРУНА

ъ

На горных лугах Камеруна обитают два зверька, добыть которых мне особенно хотелось во время моего пребывания в Ба-футе. Одним из них был даман, а другим — особенно крупная белка.

Белки довольно широко распространены в Камеруне, но раньше я безуспешно охотился за ними в глубине лесов Мамфе.

Всю жизнь проводят они на верхних сучьях самых высоких деревьев и редко спускаются на землю. Поймать их почти невозможно. Но я узнал, что в горной части Камеруна белки живут в небольших рощах по берегам рек и большую часть времени проводят на земле, разыскивая пищу в траве.

Побеседовав с охотниками, я понял, что они довольно хорошо знают повадки этих животных. Обычно рано утром и вечером белки спускались с высоких деревьев. Вот тогда-то, как рассказали мне Гончие Ба-фута, самое подходящее время ловить их. Ночью же белки спят на деревьях, куда не сможет залезть ни один человек.

Мы вышли из Бафута в час ночи и после долгого утомительного пути по холмам, через долины и луга оказались на небольшом плато, которое лежало на середине крутого горного склона.

Установить сети в высокой траве, которая доходила нам до пояса, да еще совершенно мокрой от росы, оказалось очень непросто, и мы почувствовали большое облегчение, когда, наконец, закончили свою работу. После этого мы осторожно дошли до леса и притаились в густых зарослях. Здесь мы и сидели, изо всех сил стараясь сдержать пробиравшую нас дрожь.

Сидя на корточках под кустом и вгляды-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?