Юный Натуралист 1972-05, страница 56

Юный Натуралист 1972-05, страница 56

54

РАСПЛАТА

Коська — обыкновенный сибирский кот, серый и пушистый, и рассказывать о нем было бы нечего, если бы...

Коська был известен всему нашему кварталу как весьма проворный и лютый хищник. Грызуны его мало привлекали, кот охотился на птиц. Воробьям, скворцам и даже голубям от него не было пощады. Разорит гнездо, съест яйца или птенцов, нередко попадали в его лапы и сами родители.

И ведь ничто не могло устрашить разбойника: мальчишки бросали в него камнями и стреляли из рогаток, отец неоднократно бил Коську, застав его с очередной жертвой в зубах, а какой-то не в ме ру горячий защитник птичьего мира пальнул по нему из ружья. Коська приволочился домой с разодранным боком, долго болел, а когда поправился, снова принялся за свое ремесло. Только теперь он стал хитрее: совершал свои набеги и расправлялся с добычей так, чтобы никто не видел. Нам предлагали убить Коську. Жаль, конечно, пернатых, но и кота тоже было жаль.

— Плохие мы с тобой, Иван, дрессировщики, — говорил мне отец, он всегда звал меня так в серьезном разговоре, — люди укрощают львов и барсов, а мы...

Так, вероятно, Коська бы и разбойничал, если бы другие птицы сами не расправились с ним. А случилось это вот как.

Пришел однажды к нам папин приятель и говорит:

— Выручай, дружище, только на тебя надежда. Понимаешь, мы с женой получили путевки в дом отдыха, а у меня два молодых ястреба в квартире живут, оставить их не с кем. Я знаю, ты любишь всякое зверье, может быть, согласишься присмотреть за моими питомцами.

Папа нерешительно возразил:

— Мы с одним хищником сладить не можем, а ты нам еще двух.

Тут я не выдержал и вмешался в разговор взрослых:

— Папа, возьмем ястребов, я сам буду за ними ухаживать.

— Ну коли так, решено, — с веселой улыбкой сказал папа и добавил: — Вези своих ястребов.

Коська встретил новых жильцов с азартным интересом. Он лежал на полу, выгнув спину, кончик его пушистого хвоста нервно шевелился, глаза полыхали жадным зеленым огнем. Коська не мог оторвать взгляда от проволочной сетки, за которой в такой заманчивой близи, настороженно озираясь, сидели две странные птицы. Ему, конечно, не приходилось видеть таких, с

красно-желтыми изогнутыми клювами, с серыми крыльями в крапинку, словно по ним прошелся редкий дождь, оставив темные пятна.

Папа пригрозил Коське ремнем, и тот спешно юркнул под диван, но вскоре кошачья морда осторожно высунулась оттуда и два рыже-зеленых глаза уставились на необыкновенных квартирантов.

Ястребов звали Кросс и Крона. Кросс был крупнее, подвижнее и смелее своей подруги. Он первый хватал мясо из наших рук, сердито и долго клацал клювом, когда кусок попадал большой и он не мог управиться с ним сразу. Крона брала корм осторожно, большие куски мяса просто роняла. Приходилось для нее пищу мельчить и подносить к самому клювику, иначе она могла остаться голодной.

Прошла неделя. Теперь уже Крона превосходила размерами самого большого голубя. Проволочная клетка сделалась тесной, и мы с папой долго думали: куда переселить птиц? Наконец решили поместить их в кладовку. Убрали оттуда лишние вещи, проход перегородили толстым листом стекла, кроме того, на ночь всегда закрывали дверь, чтобы не проник Коська.

В полуметре от пола папа укрепил лыжную палку, насест, но ястребы и не подумали на нее садиться. Они уже начали подлетывать и с палки тотчас перемахнули на край железной ванны, затем на ящик, с него на аптечку, прибитую к стене. Однако и на этом они не успокоились.

На противоположной стене под самым потолком была деревянная палка. Кросс, вытянув шею, напряженно смотрел вверх, желание покорить последнюю высоту боролось в нем с неуверенностью и страхом. И вдруг ястреб решился, резко взмахнув крыльями, он оторвался от аптечки, сделал еще несколько отчаянных взмахов, но до полки не дотянул, свалился на пол. Гордый ястреб предпринял более десятка попыток и угомонился лишь тогда, когда совершенно выбился из сил.

Мы с папой увлеклись птичьими хлопотами и абсолютно забыли про Коську. Этот плут, разумеется, не мог пропустить такого зрелища. Он вскарабкался на шифоньер и поверх наших голов вел наблюдение.

— Помочь надо ястребкам, — предложил я, — сделаем между аптечкой и полкой перекладину.

— Хорошо, — сказал папа, и мы оба направились в ванную, где хранились доски.

Не успели мы сделать и нескольких шагов, как из кладовой донесся тонкий пронзительный крик: кри-ис, кри-иц. Так кричат всполошенные ястребы. И тотчас, за-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?