Юный Натуралист 1973-03, страница 36

Юный Натуралист 1973-03, страница 36

44

перестал дичиться, привык к людям и ока-з?лся ласковым, веселым зверьком. Он охотно играл с Флюгером, хотя тот часто и визжал, попадая под острые когти передних ластов. Но легкомысленный песик быстро прощал царапины новому другу и опять начинал с громким лаем кружить возле Тулупки.

С наступлением лета у дружной шестерки поста вахта становилась все напряженнее. В районе островка чаще стали появляться грузовые и пассажирские пароходы, нефтевозы, рыбацкие шаланды и сейнеры.

Вахтенные сигнальщики предупреждали идущие суда о каменистых подводных скалах севернее островка, недалеко от фарватера, а в штормовую погоду и ночью давали радиопеленг для штурманов.

Так в труде проходили сутки, пока однажды пасмурным утром Мамедов не обратил внимание напарников на то, что Ту-лупка стал каким-то хмурым, малоподвижным и вялым.

— Грипп у него, что ли? — озабоченно сказал Брыль, который на посту исполнял обязанности фельдшера.

— Вах, по матери скучает, вот и все... — предположил Фархад. — Как я о своей...

— Ни то и ни другое, — задумчиво отозвался бывалый каспиец. — Глядите, и Флюгер свою живость утратил и тоже хвост поджал... Тут, хлопцы, истина в другом: животные лучше нас чуют близкое изменение погоды. Они как живые барометры. Особенно Тулупка, морской зверь. Судя по его виду, приближается ураган, не иначе!.. Так что объявляю аварийную тревогу... Все по местам согласно расписанию!

И едва успели моряки закрыть прочными ставнями окна, как на островок налетел первый яростный порыв вихря. Вскоре вокруг стало темно, словно в осенний вечер, а на море трудно было даже в двух-трех кабельтовых что-либо различить.

Наблюдательную вышку сильно раскачивало. Но, несмотря на это, Ялушев и Брыль зорко, с тревогой всматривались в бушующий Каспий.

— Так и есть: вижу танкер! — прокричал Микола начальнику поста на ухо и указал на мелькавший в волнах длинный силуэт. — Несется прямо на подводные скалы...

И оба с ужасом представили, что будет, если заполненный горючим нефтевоз наскочит на предательски замаскированную морем гранитную гряду.

— Включайте прожектор! Передавайте: курс ведет к опасности!.. Держитесь на двадцать румбов правее!

Брыль лихорадочно выстукивал световые точки и тире, посылая их в кипящий полумрак. И у него, и у Ялушева вся душа истомилась, пока наконец на гребне одного из валов замигал огонек.

— «Спасибо... Поняли...» — прочитал Микола.

— А ведь нужно и нашим животным спасибо сказать! — с теплотою пробасил начальник поста. — Вовремя всех предупредили!..

Ураган бушевал весь день и почти всю ночь. И только перед самым рассветом небо постепенно покрылось звездами, а к восходу солнца ветер совсем стих.

— Куда Тулупка пропал? — забеспокоился «крестный отец».

— Да и Флюгера не видно, — сказал Фархад.

Моряки обнаружили беглецов на южном побережье островка, в нескольких шагах от воды. Тулупка, вероятно, давно уже стремился нырнуть в набегавши! на сушу зеленовато-синий вал. Но пес, встав между ним и морем, не только зло лаял, но и кусал тюлененка, заставляя того отползать назад.

Мирза ласково, бережно поднял на руки ослабевшего сиваря. Алимджанов развернул перед ним сверток газеты с припасенным куском рыбы. Но Тулупка и не подумал притронуться к лакомству.

— Факт, заболел! — упрямо сказал Брыль.

— И снова неверно, — глухо отозвался начальник поста. — Для него теперь неволя хуже смерти. Надо отпустить тюленя в море... Хватит, поигрались, пора и честь знать!

Мамедов нахмурился, закусил верхнюю губу с черными усиками, но молча подошел с «крестником» к берегу и, положив Тулупку у самого наката волны, отбежал в сторону. Сиварь не заставил себя ждать. Фыркнув, нырнул под основание зеленоватого вала и вновь объявился на поверхности моря уже в нескольких десятках метров от островка.

— И не обернулся, — пробормотал Алимджанов.

— А ты решил, что он нам ластами просемафорит: «Спасибо, братцы, за хлеб-соль?» — угрюмо спросил Брыль, похлопывая по плечу отвернувшегося напарника. — Ну, ну, Мирза-джан, перестань...

И теперь, когда, находясь на вахте, Мамедов видит в волнах движущуюся темную точку, сигнальщик невольно думает: «А вдруг это Тулупка?» Мирза Юсуф-оглы до сих пор не верит, чтобы тюлененок так быстро позабыл новых друзей. Кто знает, может быть, еще приплывет?

В. СТРЕЖНЕВ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?