Юный Натуралист 1983-10, страница 23

Юный Натуралист 1983-10, страница 23

21

сошедшему с обложки фантастической книжки, манта приближалась до тех пор, пока не оказалась прямо под Говардом. И тогда он тихо направился к ней. Рыбина была настолько огромной, что полностью скрыла дно. С трудом забрался он на ее спину. Вдруг «крылья» пришли в движение. Стремительно, стаскивая маску и увлекая к ногам баллоны, навстречу хлынул поток воды. Крепко держась за манту, Холл поплыл на ней в глубину моря. Фантастика...

Остается непонятным, почему морской дьявол позволил членам съемочной группы кататься на себе. Конечно, проще всего можно было объяснить поведение рыбы, наделив ее человеческим мышлением. Складывалось впечатление, что животному даже нравились попытки людей оседлать его. Правда, некоторые неудачные наездники не могли удержаться на спине манты и соскальзывали. Однажды ей удалось выйти из петли, наброшенной аквалангистами, за которую они держались во время своих экзотических прогулок. В другой раз манта случайно поранила наезднику губу. В большинстве же случаев она была удивительно доброжелательной и позволяла даже самому неуклюжему забираться ей на спину и совершать волшебное путешествие.

Доброжелательное отношение манты к людям объяснялось своеобразной благодарностью. Когда она впервые появилась, выплыв из-за подводной вершины, все заметили, что ее голова опутана толстой веревкой, которая скорее всего находилась на ней уже долгое время и успела врезаться в тело. Трое членов команды потратили целое утро, пытаясь освободить ската от пут. Наконец им это удалось. А позже, в этот же день, манта позволила одному из них покататься на своей спине. И многие усмотрели в этом признательность рыбы за избавление от причинявшей боль веревки. А может быть, она посчитала аквалангистов, одетых в черные гидрокостюмы, за больших рыб? Ведь помогают же некоторые виды освобождаться от паразитов другим рыбам? И таких в океане не так уж мало!

Говард не раз фотографировал своих товарищей, катающихся верхом на скате, но он даже не мог себе представить то радостное чувство, которое охватило его, когда в роли

наездника оказался он сам. С седоком на спине манта быстро миновала береговой склон и направилась в сторону подводной вершины, там она начала опускаться. На глубине около тридцати пяти метров остановилась, а затем, подняв вверх свое левое «крыло» и опустив правое, поплыла вдоль крутого склона. Когда она сделала поворот, Холл посмотрел вниз на дно, находившееся примерно в двенадцати метрах. Оно все было покрыто разноцветными водорослями и неяркими кораллами. А наверху в пятнадцати-восемна-дцати метрах над ними кружили не менее десятка молотоголовых акул. Проследовав сквозь большую стаю тунцов, мимо великолепных пульсирующих медуз, манта опустилась еще ниже.

Неожиданно впереди возникла темная отвесная скала. Три дня вся команда безуспешно искала вторую подводную вершину, и вот сейчас скат нашел ее. У вершины, продолжая спускаться, манта развернулась. Рыба и человек скользили над самым дном, покрытым водорослями. Среди кораллов прятался крупный морской окунь, а рядом проплыла маленькая морская черепашка.

Путешествие на спине одного из самых удивительных морских обитателей казалось сновидением. Но приподнятое настроение было нарушено нарастающей в душе тревогой. Человеку нельзя было находиться на такой глубине. Стрелка декомпрессионного прибора была уже в красной зоне. Чтобы не заболеть кессонной болезнью, нужно было немедленно подниматься, но манта продолжала скользить вниз.

С сожалением пришлось отпустить ее. Прекрасное гигантское создание снова величественно проплыло мимо. Но вот... ее огромные «крылья» перестали двигаться, она медленно повернула обратно и замерла. Некоторое время Говард был неподвижен, находясь под действием азотного наркоза. Ему казалось, что скат зовет его следовать за ним.

Бросив последний взгляд на огромную манту, медленно исчезающую в морской пучине, Холл осторожно, с остановками стал подниматься к поверхности.

Е. СОЛДАТКИН, О. ШИЛОВА

КОММЕНТАРИЙ УЧЕНОГО:

Манта — это рыба. Гигантских размеров скат, близкий родственник акул. По форме он напоминает большой дельтаплан. Размах крыльев — более пяти метров. На хвосте у манты два острых шипа, или колючки.

На голове гигантского морского дьявола, как еще зовут манту, расположены два плавничка, играющие большую роль в ее жизни. И недаром ее научное название «манта бирострис» — «манта двурогая». Когда скат быстро плывет вперед, то головными плавниками он регулирует и направляет в рот встречный поток воды, несущий планктонных животных и стайки мелких рыб, которыми манта питается. Рот у нее щелевидный — длиной более метра. Но широко раскрывать его она не может.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?