Костёр 1977-09, страница 17

Костёр 1977-09, страница 17

И остановилась. Ей стало нестерпимо горько. Она закрыла глаза и увидела девочек, бегущих в желтых платьях. Обгоняя друг друга, они мелькали между белыми стволами берез. Девочки убегали от чего-то неудобного и трудного, от чего сама Инга не могла убежать, словно ее ноги приросли к земле. Потом выплыли старушки, которые подбрасывали к опускали половичок, и каждый раз раздавался выстрел и поднималось облачко порохового дыма. Потом появился усатый грязный человек. Он потер ладонью рыжую щетину на щеке и уставился на Ингу холодным стеклянным глазом. Инге стало страшно, она открыла глаза, но тот день не исчез, как исчезает тьма, когда в комнате зажигают свет. Он был вокруг нее, плотный, до боли ощутимый. Он стал невидим, но он звучал, шептал в самое ухо разными голосами:

«Мамы больше нет!» — слышался голос папы.

«Почему мамы больше нет?» — отзывался голос Инги, голос, не зависимый от нее самой.

«Мама умерла».

«Как — умерла?»

И тут что-то горько сжалось, подступило к горлу, обожгло глаза, и чтобы заглушить голоса того тяжелого дня, Инга крикнула:

— Мама! Ма...

Неожиданно рядом с ней появилась Вера. Откуда она взялась в этом пустом, бесконечном студийном коридоре? Как разыскала Ингу в закутке, где стоят метла и ведра?

— Инга, что с тобой?

Девочка ничего не ответила, молча боднула артистку в плечо, прижалась к нему и жалобно пролепетала:

— Не хочу, чтобы ты умирала... Лучше я умру... Пусть они придумают так, чтоб я умерла. А ты будешь прощаться со мной.

— Зачем же тебе умирать, доченька?

— Чтобы ты не умирала.

— Но ведь это не на самом деле, Инга.

— Все равно.

Вера обняла Ингу и еще крепче прижала ее лоб к своему плечу. И сквозь одежду чувствовала, как девочка горячо дышит.

— Пусть Павел спасет тебя. Павел может спасти тебя?

Вера молчала, не зная, что ответить девочке. Ведь для Инги все было жизнью — даже нарисованное, загримированное, придуманное, освещенное не солнцем, а софитами и юпитерами. В этом было ее существо. Сказка уживалась с настоящим горем.

— Я поговорю с Павлом. Я тебе обещаю, Инга.

И вдруг артистка почувствовала, как сквозь ткань пробились слезы. Она почувствовала их плечом. Девочка не всхлипывала и не дышала учащенно, как дышат, когда плачут. В темном закутке ничего не было видно. Но Вера как бы слышала плечом, видела...

Окончание следует

ХОТИМ СТАВИТЬ

дом

РАССКАЗЫВАЕТ МАСТЕР ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОГО УЧИЛИЩА № 13

ГАЛИНА ГРИГОРЬЕВНА ЩЕГОЛЕВА

Еще в деревне Яниково, где я родилась, любила наблюдать, как люди строят дома. Как хозяева заранее заготовляют бревна, а потом оповещают всю деревню: «Хотим ставить дом!» И вот собирается все село: и стар и мал. Мужчины выполняют тяжелые работы, а мы, дети, конопатим щели мхом, а женщины готовят. Обед в такие дни особенно вкусный.

И вот дом готов! И оттого, что строили все и в нем частица труда каждого, он еще родней. А запах-то какой от свежеобстру-ганных бревен! Прямо сказка!

Одним словом, страсть к стройке подарили мне односельчане. И с тех детских лет поднимать новые дома всегда было для меня радостью.

Закончила я строительное ПТУ, а мне говорят: «Погоди пока со стройкой, надо ребят учить». И стала я учить ребят моему ремеслу — как потолки красить, как стены веселыми делать. Увлекательное это занятие.

Вот закончили монтажники свою работу, и на дом смотреть страшно: такой он голый, с пустыми окнами, с черными потол-

15

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?