Костёр 1988-03, страница 39

Костёр 1988-03, страница 39

лаборантом. И мне вспомнилось, как не раз в разговоре Людмила Ивановна называла сотрудников станции «наши» — может, и вправду объединяет их какой-то свой, таежный, пароль?

Вот и лес. Березы, стройные, одна к одной, стоят густо. Ветви сплелись в бесконечную крону. Мы ныряем под это зеленое руно. И сразу вокруг затренькало, защелкало, зажурчало. Какая же здесь была суета! Желтые трясогузки-плиски, словно бестолковые пешеходы, ошалело перебегали дорогу у самых наших ног, выкрикивая что-то на своем языке. По обочине шевелились кусты от хлопотливого птичьего прыганья.

А низом, рядом с дорогой, бежит оранжевый ручей. Нарисуй такой — не поверят. Вода, будто апельсиновый сок. На самом же деле это значит, что в глинистых берегах есть окислы железа. Ручей мурлычет, как рыжий кот, манит нас все дальше и дальше в лес.

УРОЧИЩЕ ДОЛГИРИ

Еще в прошлом веке в этом лесу водились благородные и северные олени. Почему исчезли? Лесной северный олень любит сосновый лес. Там и ягельник, и древесный лишайник — любимый корм, и верховые болотца, в которых можно напиться. Вырубая сосняк, человек не задумывается о том, что одновременно уничтожает целую систему крепко-накрепко связанных между собою жизней — растений и животных. Исчезают мхи, уходят олени. А куда? На другой такой же участок? Если он есть поблизости, тамошние олени без боя не пустят: звери берегут и охраняют свои территории. А схватки — это гибель, это раздолье хищникам.

Десять лет назад биологи выбрали местную тайгу, чтобы попытаться помочь природе вернуть утраченное. Лес, по которому мы шли, во всех своих ярусах был полон корма. Тайга здесь удивительная, особенная. Будто несколько природных зон сошлись в этих местах. Ря

дом с типично европейскими березой, осиной, липой — «как дома», живут представители восточной, зауральской флоры — пихта, лиственница, сибирская ель. Так и фауна: кабан, медведь, заяц, волк и здесь же — сибиряк-бурундук, колонок. Был соболь. Среди пернатых есть южане — удод, серая и белая куропатки, лебедь, серый гусь. Почему? Летом воздух нагревается до 30 градусов, а зимой температура понижается до 30 градусов. Значит, условия на все вкусы.

Потом лес расступился. Опять пашня.

— Урочище Долгири,— объявляет моя спутница.— Считайте — пришли.

Урочищами называют места, не похожие на окружающее. В степи это лес среди полей, а здесь, наоборот,— луга в тайге. Иногда они распахиваются, как это. Название «долгири», наверное, говорит, что путь от селений до этого поля долгий. Так вот, в глубине тайги есть много диких лесных прогалин — урочищ. Чем не пастбища для копытных и жвачных? Они-то и подсказали ученым интересную и смелую идею: поселить здесь таких животных, которые охотно щипали бы и траву, и листья, и веточки.

Вот если б была «лесная корова» с таким же покладистым, дисциплинированным нравом, как те, что на ферме...

Может, попробовать «сделать» такую таежную корову? Вот на что замахнулись биологи научно-опытной станции.

Впереди, на границе поля и леса, белеют высокие столбы. Между ними, невидимая отсюда, проволочная сетка. Она тянется в глубь леса, ограждая огромную территорию. Это самый большой в стране вольер площадью 220 гектаров. Там биологи приступили к осуществлению первого этапа своей программы.

Вслед за ручьем мы входим на территорию станции.

ВОПРОСЫ, ЗАГАДКИ, НЕОЖИДАННОСТИ

Огромный, мохнатый, гривастый, он застыл, как мону

мент, едва мы приблизились. По инструкции, каждый, кто входит в вольер, где находятся зубры, должен прихватить с собой пару палок на случай самозащиты. Мы тоже взяли, но, как пояснил рабочий-скотник, только для того, чтобы не нарушить инструкцию, потому что нападать на нас никто не собирается. В это нетрудно было поверить: зубр смотрел на нас скорее с опаской, даже сделал несколько нерешительных шагов в сторону. Но уходить ему не хотелось. Дело в том, что рядом, в соседнем вольере, стоял другой, не менее могучий зверь — бизонка. А за нею третий — тоже зубр. Их разделяли только сетки вольеров. Но держались они вместе, инстинктивно сбиваясь в маленькое стадо.

Все трое появились здесь недавно. Новые места, новая листва, новые люди, новый воздух. Родились и выросли в Центральном зубровом питомнике Приокско-Террасного заповедника. Зубрам нет и трех лет. На несколько месяцев старше их бизонка. Вот им-то и предстоит дать жизнь совершенно новому виду обитателей южной тайги — загадочной «лесной корове». Почему загадочной? Это будет гибрид — помесь с местной породой крупного рогатого скота.

Интересная история получается. Много тысячелетий назад человек приручил диких коров, в течение сотен лет выводил из них особые, продуктивные породы домашнего скота, а теперь хочет «раздомашнить», «одикарить» их... Хитрость в том, что задуманное животное — вовсе не возвращение к началу этой истории. Предполагается, что от костромской породы оно получит такие качества, которые появились только благодаря тысячелетиям общения с человеком: добродушный нрав, стойкость против болезней, хорошую плодовитость. Словом, задача стоит непростая.

Морда у зубра добрая и красивая. Смотрит совсем по-телячьи и грустно. Ему бы волю! Зачем эти проволочные ограждения? Откуда зверю понять, что без хозяйского глаза ему

34

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Удод на
  2. Гибриды осины
  3. Картинки стройная береза

Близкие к этой страницы
Понравилось?