Костёр 1988-11, страница 22

Костёр 1988-11, страница 22

Часть вторая

СОЛДАТСКИЕ ВДОВЫ

ГЛАВА 6

ВОЛГОГРАД

Первая часть поиска была закончена. Теперь предстояло восстановить довоенную биографию Марии. Что мы знали?

Знали год ее рождения — 1917. Мария была ровесницей революции. Те три женщины, с которыми Николаев встречался в сорок третьем году, рассказывали, что руку Мария искалечила, работая на гвоздильном заводе. Но живы ли они? Правда, Николаев записал и сохранил их имена и фамилии. Где находится гвоздильный завод? В каком году Мария работала там? Где родилась Мария? Кто были ее родители?

Ответы нужно было искать в Волгограде.

...В Волгоград прилетели ночью, в два тридцать по местному времени. В гостинице оказались около четырех. Дорога была утомительной и мы, даже не наметив план действий на завтра, легли спать.

Когда я проснулся, Иван Николаевич уже сидел за столом и что-то писал. Я спросил, сколько времени.

— Восемь,— ответил он.— Вы спали четыре часа, я на час меньше. Людям моего возраста нужно спать как можно меньше, времени маловато остается. Вставайте и идите на балкон.

Я вышел на балкон. Прямо передо мной, метрах в двухстах, блестела на солнце Волга. У берега белели паруса яхт. Справа, навстречу солнцу, пробирался по реке какой-то чумазый буксир.

— Волга,— негромко сказал Иван Николаевич,— в сорок втором году она была совсем не такой... Мы с вами поедем в Бекетовку, это направо по

Продолжение. Начало см. «Костер» № 10.

берегу, я все вам покажу: и Купоросную балку, и штаб нашей бригады, и линию обороны...

Мы отправились на железнодорожный вокзал, там у нас была назначена встреча с однополчанином Николаева, председателем Совета ветеранов 64-й армии Александром Алексеевичем Бычиком.

Александр Алексеевич уже ждал нас, поглядывая на часы.

— Непорядок, Иван,— сказал он.— Вы опоздали на пятнадцать минут. Стареешь.

— Виноват, Саша,— улыбнулся Николаев.— Сколько мы с тобой не виделись?

— Три года.

— Ну вот, а ты сразу ворчишь.

— Вы же не на прогулку с товарищем приехали, дело серьезное. Тут нужна точность. Я хоть ворчу, а попробуй ты опоздай на встречу с Аглицким!

— Ну да, вы же старые штабисты... Кстати, ты обратил внимание на схему, которую нарисовал Аглицкий? Я тебе ее высылал. Схему перехода Саши и Марии в тыл?

— Она меня поразила. Все до мелочей запомнил. Там только одна неточность — он поменял местами железную дорогу и шоссейку, а в остальном все идеально. Вот что такое штабист. Так что у нас сегодня?

— Едем в Бекетовку.

Бекетовка. Улица Казака, дом пять. Мы пришли к сестрам Марии Алексеевне Персидской и Прасковье Алексеевне Пинской. Их адрес узнал в адресном бюро Александр Алексеевич.

Дверь нам открыла пожилая, совершенно седая женщина.

— Здравствуйте, Прасковья Алексеевна, — поздоровался Иван Николаевич.

— Здравствуйте. Только я Мария Алексеевна. А вы кто?

— Я — участник Сталинградской битвы, Николаев Иван Николаевич. Этот товарищ — мой фронтовой друг, а это — сотрудник журнала «Костер». Мы к вам по очень важному делу.

Мария Алексеевна пригласила нас в комнату.

— Скажите, Мария Алексеевна, а сестра ваша жива? — спросил я.

— Прасковья-то? Сейчас, я. ее позову. С соседским ребенком нянчится.

Прасковья Алексеевна вошла в комнату с грудным ребенком. Младенцу было месяца четыре, он сучил ногами и орал.

— Вы помните Марию Уско-ву и ее семью?

— Да как же нам не помнить Марусю, да, Прасковья? Рядом ведь жили.

— Расскажите, пожалуйста, все подробно.

РАССКАЗ МАРИИ АЛЕКСЕЕВНЫ

ПЕРСИДСКОЙ

С семьей Усковых мы жили рядом, до войны. Они на При-барачной, четыре, мы — в доме шесть. Сейчас этой улицы нет, остались только две развалюхи. Улица шла прямо по оврагу, потом мы можем туда сходить. Усковы — не сталинградские, они приехали сюда из области, еще до войны. В каком году — точно не помню. Приехали без отца, он к тому времени уже умер. Так что мы его не знали. Мать, Прасковья Ивановна Ускова, и две дочери — Марфа и Мария. Отца звали Иваном, отчества не знаю. Мать уже была старенькая, болела, плохо видела. Когда они приехали, купили домик на Прибарачной улице, мы его называли — курятник. Его и до-мом-то нельзя было назвать, просто маленький деревянный сарайчик. Жили они бедно.

17

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?