Техника - молодёжи 1944-12, страница 15

Техника - молодёжи 1944-12, страница 15

Между двумя последними записями (в дневнике Марии К*ори. — Ред.) мы находим еще одну, достойную внимания. Она была составлена Марией и Пьером Кюри вместе с их сотрудником Ж. Бемоном для Академии наук и напечатана в «Отчетах» академии 26 декабря 1898 года. В ней сообщается о Присутствии а урановой руде второго радиоактивного химического элемента.

Вот несколько строк из1 этого сообщения:

«По всем этим приведенным нами соображениям мы можем заключить, что новое радиоактивное вещество содержит новый элемент, который мы предлагаем назвать радием. Новое радиоактивное соединение содержит, несомненно, большое количество бария. Несмотря на это, его радиоактивность значительна. Следовательно, радиоактивность радия огромна»,

Каждый неискушенный человек, прочитав сообщение об открытии радия, ни иа минуту не усомнится в том, что радий существует: люди, у которых критическое чутье не слишком оооетрено и в то же время не испорчено специальным образованием, сохраняют свежесть восприятия. Они готовы поверить неожиданному открытию, каким бы необычайным оно ни казалось, готовы восторгаться им. Иначе принимают эту новость физики — коллеги Кюри. Особенности полония и радия противоречат теориям, в которые ученые верили столетия. Как объяснить излучение радиоактивных тел? Это открытие разрушает целую систему сложившихся понятий и опровергает прочно установившиеся взгляды на строение материи. Вот доче. му физики встречают новость очень сдержанно. Они крайне заинтересованы работой Пьера и Марии Кюри, они понимают ее громадное значение, но они выжидают окончательных результатов, чтобы составить себе мнение об открытии.

Отношение химиков еще более определенно: химик поверит в существование нового тела лишь тогда, когда сможет его увидеть, осязать, взвесить, исследовать, подвергнуть действию кис. лот, положить в пробирку и определить его атомный вес.

Но до сих пор никто не видел радия. Никто не знает его атомного веса. И химики, верные своим принципам, говорят: «Нет атомного веса, значит нет радия; покажите нам радий, и мы вам поверим».

И чтобы показать скептикам полоний к радий, чтобы доказать всему миру,-что их детища существуют, и чтобы самим окончательно убедиться в этом, Пьеру и Марии Кюри придется работать еще четыре^ года.

Их цель — получить радий и полоний в чистом виде. Даже в самых радиоактивных соединениях, изготовлениях обоими учеными, эти элементы находились в ничтожно малых количествах. Чтобы извлечь эти новые металлы, придется обработать огромное количество сырья, в котором они содержатся.

И тут возникают три волнующих вопроса:

Как раздобыть необходимое количество руды?

В каком помещении производить обработку?

Из каких средств оплачивать необходимые расходы?

Урановая руда, содержащая полоний и радий,— очень ценная руда, добываемая в шахтах Сент-Иоахимшталя, © Богемии* Из нее получают соли урана, употребляемые в стекольной промышленности. Покупать урановую руду тоннами стоило бы очень дорого. Слишком дорого для бюджета Кюри!

Изобретательность заменила богатство. Кюри предполагали, что при извлечении урана из руды содержащиеся в ней радий и полоний остаются нетронутыми. Следовательно, их можно добывать и из отходов руды. Если необработанная урановая руда ценится дорого, отходы ее должны стоить очень немного. Получи© от какого-нибудь австрийского коллеги рекомендацию к директорам шахты Иоа-химшталя, может быть, удастся достать необходимое количество отходов по -недорогой цене.

Это очень просто, ro до этого надо было додуматься. Надо было купить эти отходы ги оплатить их доставку в Париж; Пьер и Мария оплачивают этот расход из своих очень' скромных средств.

Сарай на улице Ломон — образец неудобства. Летом под стеклянной крышей в нем жарко, как в парнике. Если идет дождь, вода просачивается капля за каплей и с мерным, несносным стуком падает на пол, на рабочие столы. И супруги Кюри следят, где протекает, чтобы как-нибудь случайно не поставить туда приборов. А если на дворе мороз— и тут мороз. Спасения нет. Даже накаленная добела печка приносит горькое разочарование: тепло чувствуется, только когда подойдешь к ней вплотную, но стоит отойти от нее на шаг, и снова попадаешь за полярный круг.

В лаборатории Марии и Пьера нет вытяжных шкафов, и приходится вдыхать вредные газы или проводить опыты под открытым небом, прямо во дворе. В дождь наши#фязики спешно перебираются со своими аппаратами обратно в сарай, а чтобы не задохнуться, открывают все окна и двери в устраивают сквозняки.

В таких условиях супруги Кюри работали с 1898 по 1902 год.

В течение первого года они вместе трудятся над химическим выделением радия и. полония и исследуют излучение добытых радиоактивных элементов. Затем они решают, что более целесообразно будет разделить эту работу, Пьер Кюри занимается определением количества содержащегося в элементах радия и изучением нового металла. Мария продолжает опыты по добыванию солей чистого радия.

Она взяла на себя «мужское дело», настоящий труд чернорабочего. ^Пьер в сарае занят тонкими и точными изысканиями. .Мария же остается во дворе в своем старом, запыленном халате, покрытом пятнами от кислот; ветер треплет ее волосы, дым разъедает ей глаза и. горло.

«Мне приходилось обрабатывать до 20 килограммов руды сразу, — пишет она, — в результате чего наш сарай загромождался большими чанами с жидкостями и осадками. Это был тяжелый труд — переносить породу, переливать жидкости и в течение многих часов размешивать кипящую массу в плавильном котле».

Но радий не хочет выдавать свою тайну. Он никак не идет навстречу человеческой любознательности^ Как да-

Склодовскйя~Кюри, польская исследовательница, открывшая совместно с мужем Я. Кюри радий.

леко то время, когда Мария наивно предполагала, что в отходах урановой руды содержится один процент радия! Излучение нового вещества так сильно, что самое ничтожное количество радия,-находящегося в минерале, оказывается источником удивительных явлений, которые легко поддаются наблюдению п измерению.

Самое трудное, недосягаемое — извлечь это ничтожное количество нового вещества, добыть его из породы, « которую оно вкраплено.

Дни работы превращаются & месяцы и годы. Пьер и Мария ие падают духом. Их увлекает эта борьба с материей, так упорно сопротивляющейся. Объединенные взаимной привязанностью и Страстной преданностью науке, ош ведут в своем дощатом сарае необычайное существование, для которого оба они, повидимому, были созданы.

В течение 1899 и 1900 годов Пьер и Мария напечатали исследование об открытки «индуцированной радиоактивности», вызываемой радием, затем — о действии радиоактивности, w третий труд — о возникновении электрического тока под действием лучей радия.

Наконец они приготовили к физическому конгрессу 1900 года общий доклад о радиоактивных элементах, вызвавший громадный интерес среди ученых.

Мария продолжала обрабатывать килограмм за килограммом тонны отходов урановой руды, которые ей несколько раз присылали из Сент-Иоахимшталя. . Со свойственным ей неистощимым терпением она бывала каждый день в течение четырех лет то ученым, то техником, то инженером, то чернорабочим.

В 1902 году, через сорок пять месяцев после того, как Кюри объявили о предполагаемом существовании радия, Мария наконец одерживает победу в этой осадной войне. Ей удается добыть один дециграмм чистого радия, ш она делает первое определение атомного веса нового элемента: он равен 225.

Недоверчивым химикам—а такие еще были —приходится преклониться перед фактами, перед сверхчеловеческим упорством женщины.

Откыне радий существует официально.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?