Техника - молодёжи 1958-07, страница 33

Техника - молодёжи 1958-07, страница 33

Комитет по организации гонки в Париже предполагал, что автомобили из Сан-Франциско пароходами будут доставлены в Аляску. Часть Аляски они должны были пересечь и доехать до Берингова пролива, а оттуда по льду достичь берегов Сибири. Практически же оказалось, что сведения редакции газеты «Пари матэн» не верны. Берингов пролив не замерз. Экипаж «Томаса», прибывший первым, был в соответствии с планом направлен в Аляску. Там он проехал несколько километров, но дальше двигаться по дорогам Аляски не мог. Все, что до сих пор встречалось на грязных дорогах США, представлялось как асфальтированное шоссе по сравнению с тем, чем оказались дороги в Аляске. После этого маршрут был изменен, и Аляска вычеркнута из программы. Автомобили должны были из Сан-Франциско доставить пароходом во Владивосток и оттуда начать русский этап гонки.

Автомобиль «Томас» был привезен на пароходе обратно из Аляски. Лейтенант Кеппен в это время все еще сидел на расстоянии нескольких сот километров от берегов Тихого океана со своими поломанными шатунами. Он вынужден был выехать поездом в Сиэтл и повести переговоры с представителями гоночного комитета об изменениях в условиях гонки. Кеппен хотел добиться разрешения доставить автомобиль в Сан-Франциско поездом, чтобы успеть вместе со всеми автомобилями отправиться пароходом во Владивосток. Комиссия колебалась: перевозка автомобиля поездом была запрещена условиями гонки. С другой стороны отправка «Томаса» в Аляску и невозможность продолжать маршрут намеченным путем создавало неясную ситуацию с учетом времени гонок. В конце концов Кеппену был разрешен перевоз автомобиля по железной дороге до Сан-Франциско. Но к 23 дням отставания, которое он имел, было прибавлено 7 штрафных дней. С немецкими участниками гонок было больше всего хлопот, так как присоединившийся к Кеппену в Чикаго американский водитель отказался от дальнейшего участия, пришлось телеграфировать фирме в Берлин о высылке замены. Водители прибыли трансси

бирским поездом во Владивосток как раз к прибытию парохода из Америки.

Во время рейса парохода экипажи всех четырех автомобилей после многонедельных мытарств смогли отдохнуть. Снова регулярное питание и вечером сон в кровати.

22 мая 1908 года все автомобили вместе стартовали из Владивостока во второй большой этап на Париж.

Новые трудности ожидали гонщиков в Сибири. В США хоть и очень плохие, но все же были дороги, были карты этих дорог. Иначе было в Сибири. Выяснилось, что многие

Один из памятных моментов гонок (сколько их было!). Экипаж автомобиля «Томас» пришел на выручку друзьям-соперникам. Вряд ли без посторонней помощи автомобилю «Про-тос» удалось бы выбраться из грязи и продолжать гонки.

карты не соответствовали действительности. Незнание языка чрезвычайно затрудняло переговоры с населением. Только первый день участники гонки двигались по намеченному пути — дороге, которая оказалась просто тропой, часто прерываемой болотами. На другой же день было решено использовать насыпь Транссибирской железной дороги в качестве пути гонки. На это решились только три автомобиля: «Томас», «Протос» и «Цюест». «Де-Дион» —- последний французский автомобиль — был» так сильно поврежден, что экипаж не решился продолжать гонку в этих условиях.

Тем не менее следует удивляться прочности конструкции тогдашних автомобилей. Это было так сказать машиностроение старого стиля. Что легковой автомобиль весил 1 800— 2 ООО кг, это никого не трогало. Зато он был прочен. И только этим можно объяснить, что три оставшихся автомобиля вообще выдержали длительную езду по шпалам. Если навстречу шел поезд — автомобиль успевал сойти с полотна дороги. Но однажды один из автомобилей, который шел первым, не успел вовремя съехать с дороги при встрече с поездом. Последний затормозил. Как на грех, в этом поезде ехало высокое железнодорожное начальство, которое было крайне недовольно задержкой и распорядилось дальнейшее движение автомобилей по железнодорожному полотну запретить.

Пришлось снова тащиться рядом с полотном. А это было чрезвычайно трудно из-за болотистой почвы. Когда повстречался следующий поезд, автомобили застряли рядом с насыпью. В этом поезде находился один из великих русских князей, который остановил поезд, заинтересовался гонкой и снова разрешил движение по полотну, отменив предыдущее распоряжение.

Более 700 км двигались автомобили по железнодорожной насыпи до того места, где установленный маршрут гонки отклонился от железной дороги. Русский царь тем временем узнал о движении через свою империю трех автомобилей и послал каждой машине по сопровождающему офицеру, которые должны были заботиться о безопасности экипажей и помочь им в пути. Однако и царские офицеры не всегда ориентировались на дорогах из-за отсутствия точных карт. Не раз участники сбивались с дороги. Часто приходилось оставлять автомобиль и пешком добираться до населенного пункта, чтобы определить свое местонахождение.

При сильной жаре 18 июля 1908 года первый автомобиль въехал в Москву. Это был «Протос». Его среднесуточный пробег от Владивостока до Москвы был, несмотря на все, очень высок —- он составил 170 км. Население на улицах с любопытством рассматривало автомобиль, В России даже в Петербурге в ту пору автомобилей было мало.

За Петербургом дороги становились лучше. Через Кенигсберг маршрут шел на Берлин и в Париж. Флаги и гирлянды встречали водителей. Но, главное, здесь были квалифицированные заводские механики, запасные части, шины.

В 17 часов 30 минут 26 июля «Протос» затормозил перед зданием редакции «Пари матэн». Второй этап маршрута он преодолел первым. Гонка вокруг света была закончена. Четыре дня спустя прибыл «Томас» и через две недели «Цюест». А как много людей на старте в Нью-Йорке держали пари, что ни один из этих автомобилей никогда не дойдет до Парижа!

Героизм или безрассудство? По-видимому, этими словами не определялся все же смысл этой гонки. Она в известной мере носила символический характер — автомобиль завоевывал свет.

По материалам журнала „Мотор ревю"

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?