Техника - молодёжи 1970-12, страница 40

Техника - молодёжи 1970-12, страница 40

Человек быстро привыкает к комфорту. Сегодня трудно представить себе жизнь без книги и газеты, автомобиля и самолета, радиоприемника и телевизора. Привычка к атрибутам цивилизации делает свое дело: мы утрачиваем интерес к «родословной» окружающих нас предметов быта. И, ежедневно пользуясь услугами телефона, вряд ли вспоминаем об удивительной и во многом поучительной судьбе этого прибора.

„СВОЙ АППАРАТ Я НАЗВАЛ ТЕЛЕФОН"

Как ни парадоксально, эта фраза написана за 14 лет до официального «дня рождения» телефона. В 1861 году немецкому учителю Филиппу Рейсу удалось впервые в мире сконструировать аппарат для передачи человеческой речи. И все-таки изобретателем телефона считается американец Александр Грэхем Белл. Ибо именно он сумел воплотить идею в металл, изготовить аппарат, продуманный до мелочи.

Американец Пейдж из Салема в 1837 году открыл «ворчащую» проволоку (струна, натянутая вблизи электромагнита, колебалась с той же частотой, что и ток). Вице-инспектор парижского телеграфа Шарль Бур-сель послал в 1854 году описание звукопередатчика в академию, где оно затерялось. Филипп Рейс «слепил» свой телефон из подручных материалов: кусочка кожи, проволоки, вязальной спицы, части корпуса скрипки и т. п. Это сказалось на качестве работы прибора. Профессора Франкфуртского физического общества, увидев невзрачный, что-то неразборчиво бормотавший аппарат, с возмущением отвергли его.

Молодой американец Элиху Томсон, пожалуй, поставил своеобразный рекорд. Он «проспал» по меньшей мере три изобретения: телефон, трехфазный ток и радио. Перед каникулами Томсон рассказал сокурсникам о том, что у него созрели кое-какие практические идеи, и пообещал заняться делом в следующем семестре, но так и поленился сдержать слово... * Если потенциальных изобретателей телефона можно было бы отметить горящими лампочками, то, посмотрев из космоса на Землю, мы обнаружили бы на ней массу светлячков, рвущихся в бюро патентов. Накал борьбы был столь велик, что право приоритета решали буквально минуты. Кто же первый успешно продемонстрирует действующее устройство? Вопрос выяснился 7 марта 1876 года: патент получил Белл. Его заявка опередила заявку американца Элише Грэя на два часа. Но не только «секундомер» определил «чемпиона». Белловский аппарат оказался совершеннее грэевского.

Триумф Белла отнюдь не случаен. Еще в юности он приобрел глубокие знания по акустике и физиологии речи. По семейной традиции молодой Белл поступил в Эдинбургскую школу ораторского искусства. Его отец — Александр Мелвилл Белл, создатель «видимой речи» (системы символов, с помощью которой можно определить положение органов речи) — был профессором той же школы. В ее стенах в 1863 году произошло знакомство будущего изобретателя с прибором Рейса. Позднее, уже живя в США, он ставит уникальные опыты: записывает движения колеблющейся под действием голоса мембраны, изучает природу человеческого слуха, работает над тональным телеграфом. К 1875 году Белл, по существу, единственный в мире человек, знающий основы телефонии. Он был вполне подготовлен к восприятию новых идей, и случайная поломка тонального телеграфа, которая у другого исследователя вызвала бы лишь досаду, стала для Белла поистине

«ньютоновским яблоком». Молниеносный анализ аварии открыл реальный путь для осуществления давнего замысла.

Произошло это событие 2 июня 1875 года. К моменту подачи заявки Белл настолько усовершенствовал свое детище, что от первой конструкции осталось всего лишь... название: «аппарат для передачи речи». Каждая деталь была подлинным инженерным чудом.

Уильям Томсон (лорд Кельвин), познакомившийся с аппаратом Белла на Филадельфийской выставке столетия, писал: «...Можно только удивляться смелости изобретения, которое позволило осуществить столь сложную задачу воспроизведения интонации и членораздельности человеческой речи такими простыми средствами».

Мало кому из изобретателей довелось пожинать лавры при жизни. Александр Белл благодаря своим деловым качествам оказался счастливым исключением. Он выкупил патенты у конкурентов, сплотил вокруг себя многих талантливых людей, таких, как Блейк и Пирс, с их помощью модернизировал телефон и наметил перспективы его дальнейшего развития.

Белл первым понял, что лучше всего отдельные аппараты связывать через центральную коммутационную станцию. Он предложил оригинальную систему вызовов. Мечтая о массовом использовании нового прибора, он придумал телефонный лексикон и предложил устанавливать аппараты не только в частных домах, но и общественных местах: в магазинах, на улице. Но даже Белл, с его великолепной эрудицией и широчайшим кругозором, едва ли предвидел, в какое гигантское предприятие превратится его изобретение и какие проблемы оно поставит перед человечеством.

„АЛЛО — ЦЕНТРАЛЬНАЯ!"

Героиня романа Марка Твена «Янки при дворе короля Артура» Сэнди назвала столь необычным словосочетанием свою дочь. А поступила она так потому, что часто слышала по ночам, как во сне ее муж твердит эту фразу. Думая, что он повторяет имя когда-то любимой им женщины, она решила сделать супругу приятный сюрприз.

Так М. Твен юмористически обыграл общую примету его эпохи. Скороговорка: «Алло — Центральная» стала «притчей во языцех» на рубеже двух столетий...

Число аппаратов непрерывно росло. За шесть месяцев 1876 года было установлено 776 телефонов. Через десять лет их только в США насчитывалось более 100 тысяч, а к началу нашего века во всем мире — более 2 млн. штук.

Грянул очередной промышленный бум. Акции телефонных компаний поднимались. Своеобразный рекорд был поставлен в Лос-Анджелесе: там уже в 1910 году на каждую тысячу жителей приходилось по 400 аппаратов.

Еще на заре развития телефона выяснилось, что абонентов нужно как-то связывать между собой. Если ру

37

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?