Техника - молодёжи 1970-12, страница 41

Техника - молодёжи 1970-12, страница 41

ководствоваться принципом «каждый с каждым», города со временем окутаются паутиной проводов и новый бытовой прибор превратится в стихийное бедствие. К счастью, изобретатели додумались до коммутаторов — этаких регуляторов информационного потока.

Первая ручная телефонная станция (РТС), рассчитанная всего на 21 клиента, открылась в 1878 году в Нью-Хейвене (США). Ее успех послужил толчком к лихорадочному строительству самых разнообразных РТС: от 5 до 80 ООО абонентов. Инженеры того времени удивились, когда узнали, что надежность работы РТС зависит не только от качества изготовления узлов и их рационального использования. Телефонистка с ее человеческими слабостями — вот камень преткновения. Оказалось, что она не может коммутировать более 200—250 точек. Это печальное обстоятельство поставило новые задачи. Пришлось выдумывать хитроумные схемы, чтобы найти выход из создавшегося положения.

Яркий пример тому — Московская телефонная станция (МТС), построенная совместно со шведской фирмой «Эриксон и К°». Общая ее емкость — 50 200 абонентов. Связь она устанавливала за 6—10 сек.! Скорость, удивительная и для нашего времени.

Такая быстрота достигалась тем, что абонента обслуживали две телефонистки: «немая» и «мультиплексная».

На пульте «немой» располагалось 40—50 групп из трех разноцветных лампочек. Каждая группа характеризовала загруженность определенной «мультиплексной» телефонистки. Когда горела зеленая лампочка — работница свободна, желтая — выполняет соединение на мультиплексной панели, красная — выполняет одно и на очереди другое соединение. «Немая», получив запрос абонента, не разговаривала с ним, «а переключала его на ту «мультиплексную», которая была посвободней. И все-таки телефонистки, уставая, допускали много ошибок. Дополнительные огрехи возникали из-за трудно произносимых номеров, таких, как 66, 77 и т. д. Безусловно, будь в те годы правильные представления о гигиене умственного труда, РТС еще продержались бы некоторое время.

Однако судьба их была предрешена. Растущая лавина аппаратов Белла требовала автоматических телефонных станций (АТС), более надежных и быстрых. Спрос породил предложение, и в 1879 году американцы Т. Мак-Тай, М.* и Т. Кеннели спроектировали АТС с вращающимися контактными щетками, а в 1881 году усовершенствовали ее, введя импульсные реле. В 1889 году А. Строуджер (США) получил патент на шаговый искатель с двумя движениями щеток — подъемом и вращением, а в 1893 году — с вращением и радиальным перемещением. Одесский инженер М. Фрейдберг построил действующий макет оригинальной АТС на 100 номеров еще в 1893 году. Увы, в царской России его идеям не суждено было сбыться. Фрейдбергу ничего не оставалось, как взять иностранные патенты (США, Англия) и опубликовать достигнутые результаты, которые позднее использовала фирма «Сименс и Гальске».

Первая АТС вступила в строй в 1900 году в Нью-Бедфорде (США). Успех ее был не меньшим, чем первой РТС, хотя она соединяла всего 20 абонентов. И тем не менее автоматические станции пришли на смену ручным лишь к 40-м годам. Прогресс задержали сами действовавшие городские сети. Они связывали десятки тысяч жителей. Предстояло внедрить АТС, не останавливая работу РТС. Инженерам довелось решать не только технические, но и организационные задачи. Какой емкости строить АТС? Одну на целый город или много небольших? Какой принцип положить в основу нумерации абонентов? Проблемы одна сложнее другой.

Набирая сегодня номер, к примеру, 183-37-75, мало кто задумывается, что сие означает. А между тем семизначная цифра раскрывает сокровенные тайны автоматической сети. Обычно емкость станции что-то около 10 тыс. точек. Учтя это, получим 183 — код опре

деленной АТС; а 37-75 — код абонента внутри этой АТС. Зная возможные телефонные номера в городе, нетрудно хотя бы ориентировочно определить предельное количество абонентов. Так, в Москве «номерной» минимум — 100-00-00 (исключая спецслужбы), максимум — 299-99-99. Результат подсчета довольно внушителен: число столичных владельцев телефона может быть доведено до 2 млн.! Увеличение первого знака на единицу (наибольший номер 399-99-99) дает дополнительно 1 000 000 абонентов! А добавление еще одной (восьмой) цифры позволит увеличить емкость сети в 50 раз!

Внедрение АТС, в сущности, избавило нас лишь от нудного «Алло — Центральная!». Каждый, кто часто пользуется телефоном, особенно днем, хорошо знает, что дозвониться, куда надо, в большом городе не так-то просто: либо занят абонент, либо, набрав первые две-три цифры, слышишь сигналы «занято», либо вместо 157-46-32 вы попадаете в 147-36-32 и т. д. Причиной тому — несовершенство станции и системы организации связи.

Подобные «осечки» возникают еще и потому, что сегодня почти все АТС построены на искателях, реле и других электромеханических элементах, работающих на пределе своих возможностей. Значительно улучшить их эксплуатационные качества вряд ли удастся. Необходимость повышения надежности, быстродействия и гибкости АТС заставляет искать новые методы управления коммутацией и построения иа их базе новых систем. Уже эксплуатируются так называемые «квазиэлектронные» станции. Все управление осуществляется электронными схемами, а само коммутационное поле — с помощью герметизированных контактов — герконов. Преимущества герконов перед реле и искателями очевидны: время переключения — 10~3 сек., а ресурс — 108 срабатываний!

„МИСТЕР УОТСОН, ПОЖАЛУЙСТА ПОДОЙДИТЕ СЮДА"

Кто не знает знаменитой фразы Белла? В 19J5 году во время торжественного открытия линии Нью-Йорк — Сан-Франциско она уже звучала шуткой. Потому-то Уотсон, смеясь, ответил: «Мне теперь для этого понадобится неделя». Об этом эпизоде нередко вспоминают, когда речь заходит о проблеме дальней связи.

Успех пришел не сразу. Первые мало-мальски протяженные линии, такие, как Москва — Петербург (1898 г. — 650 км) и Нью-Йорк — Чикаго (1892 г.— 1200 км), работали ненадежно. Специально для них пришлось построить мощные угольные микрофоны, высокочувствительные наушники, модернизировать схему передачи звука.

Скучающие пассажиры «чугунки» вряд ли обращали внимание, что провода, идущие вдоль железнодорожного полотна, перекрещиваются. А ведь благодаря такому незатейливому приему, в сочетании с утолщением проволоки до 4,5 мм, инженеры 90-х годов провели хотя и неустойчивую, но тысячекилометровую линию. Однако большего добиться им не удалось.

Первый шаг сделал английский физик Оливер Хеви-сайд. В 1893 году он теоретически обосновал; для повышения дальности связи следует увеличить индуктивность линии. Эту идею реализовал в 1901 году Майкл Пуппин, а позднее Карл Краруп. Появились на редкость надежные телефонные коммуникации. Но, увы, длиной всего 150—200 км.

А расстояния 500—1500 км оставались непокоренными. Как ни совершенствуй проводку, она все равно ослабляет идущий по ней сигнал. Звук «на выходе» столь тих, что и не услышишь.

Выйти из критического положения помог американец Ли де Форест. В 1907 году он изобрел трехэлектрод-ную лампу. Через шесть лет триод стал с успехом использоваться на телефонных линиях. Вдоль пути через

38

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?