Техника - молодёжи 1976-09, страница 41

Техника - молодёжи 1976-09, страница 41

Историческая серия «ТМ» КАСПИЙСКИЕ ТАНКЕРЫ

Под редакцией: председателя Бюро секции истории транспорта Советского национального объединения истории и философии естествознания и техники АН СССР, доктора технических наук Виктора БАКАЕВА; Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии, доктора технических наук Василия НЕГАНОВА; инженера-судостроителя Владимира СМИРНОВА. Коллективные консультанты — редакция журнала «Судостроение» и ЦКБ «Балтсудопроект».

«В годы Великой Отечественной войны танкер «Ленин» отлично выполнял оперативные задания по перевозке бензина для Сталинградского фронта. Огнем артиллерии .экипаж судна успешно отразил четыре налета вражеской авиации». В этих сдержанных словах, высеченных на мемориальной доске в кают-компа-нии танкера, запечатлен героический подвиг экипажа «Ленина». В годы войны этот танкер вместе с другими нефтевозами и бензиновозами, построенными на заводе «Красное Сормово», продолжал работать на своей традиционной линии Баку — Астраханский рейд, и от перевозимых ими грузов — бензина, дизельного топлива, масел — зависел исход величайшей битвы, развернувшейся на берегах Волги. Вот почему фашисты стремились любой ценой сорвать перевозки топлива. Их самолеты бомбардировали порты, минировали подходы к Астраханскому рейду, а в открытом море в первую очередь охотились за танкерами. Но, несмотря на опасность,

экипаж «Ленина» во главе с капитаном Анатолием Колосовым мужественно нес свою вахту. И не случайно именно после победоносного завершения битвы на Волге экипаж танкера был награжден Красным знаменем Государственного Комитета Обороны.

«Ленин» — первый из одиннадцати специализированных танкеров, построенных для Каспийского пароходства в начале 30-х годов. Необходимость в подобных судах становилась все более острой по мере того, как восстанавливалось и укреплялось хозяйство молодой республики. Добыча бакинской нефти быстро приближалась к довоенному уровню, а списочный состав судов Каспийского флота уменьшился на четверть, да и работавшие суда на 80% были устаревшими. В августе 1925 года Совет Труда и Обороны утвердил пятилетнюю программу морского торгового судостроения, в ней учитывались и интересы Каспийского пароходства — Каспара. И вскоре Каспар выдал заводу «Красное Сормово» задание на разработку судна. Одновременно такое же задание направили в Ленинград, в только что образованное Центральное бюро по морскому судостроению. Поначалу проектирование велось параллельно и на «Красном Сормове» и в ЦБМС. Затем ленинградцы переключились на разработку других типов судов в соответствии с утвержденной судостроительной программой, и вся полнота ответственности за каспийский нефтевоз легла на плечи сормовских конструкторов. Заказчик, как мог, торопил их, и уже в марте 1926 года по просьбе Каспара они направили свой предварительный проект на рассмотрение в ЦБМС. Изучив представленные материалы, технический совет ЦБМС не отклонил и не одобрил проекта, и на то были веские причины.

В задании на нефтевоз говорилось, что прототипом наливного судна, которое удовлетворило бы заказчика, могут служить шхуны «Волга» или «Крестьянин», уже много лет исправно ходившие на той же самой линии. Но по рассказам капитанов,

плававших не «Волге» и «Крестьянине», они слышали, как на волнении корпуса скрипят. Кроме того, из-за ослабления швов происходила утечка нефти. Поэтому конструкторам предлагалось сделать корпуса будущих танкеров более жесткими. Во исполнение этого требования сормовичи разработали так называемый башенный тип танкера, который в поперечном сечении очень походит на прямоугольную бутылку. Горловина этой бутылки высотой 2,2 м возвышается над несколько опущенной палубой и тянется вдоль всего судна, Согласно законам прочности такая конструкция отличается повышенной жесткостью. Каспар предложил конструкторам Сормова проработать и гладкопалубный танкер по типу «Волги» с усиленным корпусом.

19 августа 1926 года в Баку состоялось детальное рассмотрение обоих проектов. С докладом выступил инженер-конструктор «Красного Сормова» Г, Ковалев. Его симпатии, как и любого автора оригинальной конструкции, склонялись в пользу башенного танкера, однако заказчик считал иначе. У башенного танкера получился увеличенный на 5—7% вес корпуса и большая парусность. Это отрицательное качество особенно сказывается при плавании по-рожнём и маневрировании в бухте. А если учесть, что перегрузка нефти в речные баржи должна производиться на рейде, то в взтреную погоду ошвартоваться у башенного танкера будет очень трудно. В результате обсуждения заказчик принял к постройке танкер обычного типа с чистой грузоподъемностью 7000 т, и конструкторам Сормова было предложено завершить проект.

Несколько раньше Каспар признал рациональным разгружать нефть, доставленную теплоходом, в две несамоходные баржи вместимостью по 3500 т. Поэтому одновременно с танкером создавались проекты стальной баржи и буксира мощностью в 700 л. е., который должен был тянуть их в Астрахань.

В октябре 1926 года проект был завершен, а в марте следующего года «Красное Сормово» получило

заказ на первую серию из трех танкеров — «Ленин», «Профинтерн» и «Цюрупа». Летом состоялась закладка судов, и работы по корпусу пошли довольно быстро. На следующий год корабелы спустили «Ленин», а за ним и «Профинтерн» и заложили новые суда. Однако из-за трудностей с механизмами головное судно «Ленин» заказчик принял лишь в 1930 году.

В то время на Волге еще не было известных ныне водохранилищ, и в середине лета глубина реки на перекатах не превышала 1,65 м. Осадка же каспийских танкеров на корму достигла 4,2 м в незагруженном состоянии. Именно поэтому строители старались заканчивать суда к весеннему половодью или к периоду осеннего подъема воды. Чтобы не потерять сезона, приходилось отправлять суда и не совсем законченными. Осенью 1934 года строители завершили танкер «Герой Мехти», однако вопреки ожиданиям вода не поднялась. Тогда по предложению заместителя главного конструктора В. Керичева с каждого борта к танкеру прикрепили по десятку стальных кронштейнов. Под них подвели полузатопленные баржи. Когда воду откачали, баржи всплыли и подняли корму. Так вместе с баржами-понтонами танкер благополучно прошел через все отмели. На следующий год таким же образом отправили в Баку и танкер «Азербайджан».

Всего на «Красном Сормове» было построено 11 судов типа «Ленин» Первые шесть предназначены для перевозки тяжелых нефтепродуктов, остальные — для легких, их называли бензиновозами. Опыт эксплуатации каспийских танкеров показал, что они могут принимать на 1000 т больше груза, чем указывалось в проекте. Это неожиданное качество судов особенно пригодилось в годы войны.

Со времени постройки каспийских танкеров прошло 40—45 лет, но некоторые из них до сих пор в строю. Конечно, они уже не ходят, как прежде, с грузом, но продолжают служить в качестве плавучих складов или бункерных баз.

ЛЕОНИД ЕВСЕЕВ, инженер

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?