Техника - молодёжи 1989-02, страница 59

Техника - молодёжи 1989-02, страница 59

На генеральской горке оживление — все внимание на эпицентр! А я на степь смотрю и снимаю — тень бежит по ней! Простым глазом видна воздушная волна Взрыв спрессовал воздух, он уплотнился, посинел и упругой, прозрачной стеной шел к нам по холмам и лощинам. Тень четкая, скорость не очень большая. Ближе, ближе... Когда совсем приблизилась, я невольно напрягся, а она ударила по телу слабо. Устоял. Волна прошла через нас, и ничего оеобенного в этот раз не случилось. С нами не случилось.

Чпок! Чпок! Чпок! — это вдавило крыши автобуса! Ну и дела! А наши камеры все устояли и сработали. Мы немного еще поснимали — развитие гриба и панорамы Торопиться пока некуда: только-только к эпицентру отправились танк и самолет-разведчик дозиметрические Вот разведают они радиационную обстановку, и тогда на-с в поле пустят. Потихоньку собираем камеры, готовимся к выезду, а водитель ходит вокруг автобуса и чертыхается — машина то новая, жалко! Грузимся, надеваем спецкостюмы и ждем. В это время возникает интересный разговор.

Игорь Касаткин — кинооператор:

А знаешь! Я ведь ходил и снимал на таком танке, танке-разведчике дозиметрической обстановки. Нас и было-то в нем два человека: механик-водитель и я. Ушли к эпицентру сразу после взрыва Механик управлял танком, да еще работал с приборами и передавал, где сколько рентген. А во время коротких остановок мне разрешалось снимать. Посмотрит механик на приборы, поколдует с таблицами и говорит: здесь можешь крутить сорок секунд, здесь двадцать, а здесь — не больше десяти. Открою люк. вынырну, сниму и быстренько обратно. И люк не забывал закрыть как положено, а то дозу схватишь недопустимую, а это уж совсем ни к чему! Тут надо аккуратным быть и на дозиметр почаще поглядывать.

Володя Афанасьев—кинооператор:

— Я вот что тебе хотел сказать: ты не думай, что все воздушные ударные волны — безобидны и их легко выдержать, как сегодня. Бывает и по-другому. При испытании первой водородной мы ее с разных точек снимали, а одного оператора в городке, где сейчас живем, оставили. Дали ему задание снять об

щую картину оттуда, да и интересные детали чтоб не упустил Городок пустой, все население под обрыв ушло, на берег. Горушка, она защитит от волн и излучений. Поставил оператор свою камеру на балконе третьего этажа большого, крепкого здания, дождался нужного момента, включил камеру. Когда снял «гриб», то увидел: по шоссе, ведущему в городок, идут двое патрульных, посматривают по сторонам, а сзади настигает их ряд воздушных, ударных волн. Первая же из них, настигнув врасплох, сбила людей с ног и пошла дальше. Оператору показалось смешным, как барахтаются на асфальте упавшие, он захохотал. Возмездие не заставило себя ждать: и его оторвало от камеры, приподняло и ахнуло о косяк двери! «Контузия, средней тяжести сотрясение мозга,— сказали врачи. Полежит у нас, оправится и будет как новый гривенник». Потом этот оператор стал куда осмотрительней и над чужим несчастьем больше не смеялся.

— И ты,— подытожил Афанасьев,— внимательно посматривай, как волна идет. Может, лечь придется. В общем, бди...

Выезд к эпицентру разрешен. На коротких остановках мы снимаем все заслуживающее внимания. Степь горит. На одной из остановок снял убегающую от нас птицу. Что за птица, понять не смог — оперение обгорело, слепая. Она и убегала как-то странно, не по прямой, и даже не пыталась взлететь. Жалко! Жалко это создание, а помочь нечем. Она летала, радовалась солнцу, небу голубому, теплому тихому дню и вот...

Почему-то вспомнилась Хиросима: там дети тоже радовались, а потом горели, слепли и, как эта птица,— умирали ..

Начали попадаться горящие машины. Некоторые просто горят, другие — взорвались, они стояли заправленные. А невдалеке — внешне целые самолеты, танки, орудия Созданиями — хуже. Они зияют пустыми проемами окон и дверей, обрушившиеся стены, груды камня на лестничных клетках и в подъездах. Везде пожары. Траншеи и блиндажи — еще целые, но языки пламени уже охватили кое-где облицовочные доски. Выносные камеры в этой дальней от эпицентра зоне не повреждены. Демонтируем свою технику, укладываем кассеты, разъединяем провода подключений. В спецкостюмах мы похожи на ка

ких-то инопланетян, а вокруг пожарища, пламя и дымы — словом, фантастическая картина. Правда, я эту картину малость заземляю — у меня во рту «беломорина». Ближе к эпицентру — дела похуже: самолеты явно повреждены, а орудия и танки, хоть и скособочились, но еще стоят. А вот постройки разрушены, только лестничные пролеты торчат. Биологические объекты — о них и говорить не хочется, жуткое зрелище, силой заставляем себя снимать Здесь же и первая наша потеря: направленная на группу танков камера цела, а соседняя, нацеленная на отдельный танк...— только и сохранилось, кусок крепления на балке да вытянутый в нитку пассик привода кассеты. Поискали-поис-кали, но разве что найдешь! А с танка и башня была сорвана. Дальше — больше! В эпицентре все горело. Поодаль паровоз на боку лежит, и будто им черти играли. Площадь поражения огромна, и видов воздействия на объекты много: и световое излучение, и проникающая радиация, и ударная, воздушная волна, а может, и еще что С атомом шутки плохи... Удивляет живучесть окопов и блиндажей — они кое-где почти не тронуты, хотя высокие температуры и воздушная волна сделали свое черное дело..

Мы полностью исчерпали лимит допустимого времени нахождения в эпицентре, да и все успели снять. Едем к КРВ за оставшимися кассетами и потом к дегазационному пункту — есть тут такой. Там медицинский и радиационный контроль, если надо — душ, и домой.

Усвоил присущую «Лимонии» терминологию- бомба — устройство, изделие; взрыв — явление; степь — поле и т. д.

Сняли еще одно явление, а потом улетели работать в Москву.

Первый для меня сюрприз — в проявке! Негатив вышел из машины с сильной, плотной вуалью. Я всполошился, а Афанасьев успокаивает:

— Это от радиации. И в прошлые разы было...

-— Общую вуаль снимем при печати. Конечно, придется повозиться, но все будет в порядке,— сказала мастер по установке света и цвета Дора Борисовна Лазебник.

Свою часть работы мы выполнили, теперь очередь за Боголеповым. Ему предстоит все осмыслить, смонтировать, озвучить — создать фильм, а там и начальству можно будет показывать...

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?