Техника - молодёжи 1993-02, страница 19

Техника - молодёжи 1993-02, страница 19

шло еще 4 минуты... и вдруг в кормовом баллонете что-то блеснуло. Тотчас же ударил взрыв, дирижабль охватило пламя...

Пассажир Леонгард Адельт вспоминал: «Мы с женой были на прогулочной палубе и, вглядываясь вниз, искали на летном поле моего брата. Внезапно вокруг стало зловеще тихо, будто весь мир затаил дыхание — не слышно было даже команд и обычных возгласов. Люди на аэродроме словно застыли, потом наверху послышался легкий хлопок, как при открывании бутылки пива. Я посмотрел туда и увидел нежно-розовое сияние — наш корабль горел!» Рулевой Гельмут Лау наблюдал из кормового отсека за швартовкой. Машинально глянув вверх, он заметил в газовом баллонете № 5 яркое пламя. Находившийся рядом техник Заутер невольно проследил за его взглядом, смертельно побледнел и произнес: «Гельмут, мы горим. Это — конец...»

Впрочем, им и пассажирам, собравшимся в корме, еше повезло — через полминуты после первой вспышки дирижабль задрал нос, надломившаяся корма пошла к земле. Лау и двое воздухоплавателей выпрыгнули с высоты 12 м, за ними последовало несколько пассажиров — все они отделались ушибами и переломами. Адельту пришлось пробиваться через завал сметенной взрывом мебели; разбрасывая ее, он видел, как горящая оболочка спадает с раскаленных частей металлического набора, как лопаются похожие на струны растяжки. Крикнув жене: «К окну!», он потащил ее к корме, зависшей уже в 5 м от земли. Выбрались...

Капитан Прусс, бортинженер Ле-манн и другие члены экипажа, бывшие в носовой рубке, пытались спасти корабль, пока пламя не поглотило их. Еще восемь человек задохнулись, многие пострадали от ожогов Погибло 13 пассажиров, 22 воздухоплавателя и служащий аэропорта.

Американцы немедленно создали комиссию для расследования обстоятельств катастрофы, германское министерство воздухоплавания отправило в США шестерых экспертов, в том числе известного пилота Эккенера, конструктора «Гинденбурга» Дюрра, специалиста по атмосферному электричеству профессора Дикманна.

Тем временем на дирижабле-строительном заводе во Фридрихс-

гафене и параллельно на Исследовательской станции беспроволочного телеграфирования и атмосферного электричества в Грефельфинге попробовали воспроизвести обстановку, при которой ЛЦ-129 маневрировал над Лейкхорстом. Что касается немецких ученых, то они решили проверить вероятность воспламенения водорода в баллонетах от коронного разряда («огней святого Эльма»), который возникает в предгрозовой атмосфере. И проведенные эксперименты дали основания для такого заключения: «После спуска швартовых оболочка дири-

Лмериканские кинорепортеры запечатлели трагедию в Лейкхорсте. На снимках, сверху вниз: сразу же после взрыва в баллонете № 5 в кормовой части «Гинденбурга» вспыхнула образовавшаяся смесь водорода и атмосферного воздуха; через 34 с корпус дирижабля переломился, взорвались цистерны с топливом: «Гинденбург» упал на летное поле, пламя охватило весь корабль. Сквозь языки огня видны раскаленные части металлического набора...

жабля из-за малой электропроводности ее покрытия оказалась менее заземленной, чем металлический набор. При быстрых перепадах величины атмосферного электричества, что наблюдалось в Лейкхорсте, создалась значительная разница потенциалов между ними, что могло вызвать электроразряд, который поджег взрывоопасную смесь водорода и воздуха внутри дирижабля». Однако напомним: «Гинденбург» пережидал грозу вдали от аэропорта...

Здравствующий ныне член следственной комиссии немецкий авиаинженер Фридрих Гофман разделяет иную версию: «У меня нет сомнений в том, что это был несчастный случай. На «Гинленбурге» впервые применили нитроцеллю-лозный лак, тогда как предыдущие 118 цеппелинов покрывали составом на основе масляного лака, который поглощает воду и становится проводником электричества. Напротив, нитролак (эмалит) — отличный изолятор, поэтому на оболочке ЛЦ-129 накапливалось статическое электричество, а оно могло привести к искровому разряду».

Американская комиссия установила: при причаливании экипаж действовал строго по инструкции, а пожар мог начаться от любого источника возгорания. Оказывается, еще в полете вахтенные заметили утечку водорода, даже появился небольшой дифферент, который быстро выправили. Однако при развороте около мачты одна из растяжек могла лопнуть, хлестнув по обшивке и пробив баллонет. Тогда для взрыва газовой смеси было бы достаточно не то что разряда — горячих выхлопных газов от двигателей.

Впрочем, обсуждались и другие версии. Так, некоторые американские газеты писали, что «Гинденбурга» сбил местный фермер — у него из-за рева авиамоторов перестали нестись куры, вот он и разрядил двухстволку в пролетавший дирижабль. Однако комиссия уточнила: выстрелом из охотничьего ружья можно пробить оболочку, но вызвать пожар — не удастся.

Наконец, Эккенер, слывший самым безаварийным капитаном цеппелинов, считал, что дирижабль погиб от диверсии, и настаивал на том до самой своей смерти в 1954 году. Аналогичного мнения придерживались и уцелевшие члены экипажа ЛЦ-129.

«Техника - молодежи» № 2

17

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?