Техника - молодёжи 1993-09, страница 12




Техника - молодёжи 1993-09, страница 12

ультрафиолетовыми лучами, как у настоящих денег. Различные включения — волокна, нити — очень умело имитируются красками или складками на бумаге. А вот более серьезное достижение: в 1 ф. ст. фальшивомонетчики сумели поместить металлическую нить, склеив купюру из двух листов. Вообще, склеивание — старый прием фальшивомонетчиков. Так имитировали водяные знаки, нанося изображение на внутренней стороне одного из листов.

Существует немало других способов их подделки. Водяной знак рисовали на бумаге красящими или жировыми веществами. На просвет промасленные места получались более прозрачными,„ а прокрашенные — более темными, чем остальные участки. Впрочем, специалисты легко определяли, что при промасли-вании края размазываются, а нанесенные краски видны в косых лучах.

Изображение знака делают также с помощью пескоструйки, счищая часть бумаги, или штампа, сплющивая увлажненную бумагу. Но эти способы не дают необходимой четкости рисунка.

Раньше одним из наиболее излюбленных приемов фальшивомонетчиков было увеличение достоинства купюр. Брался билет низкого номинала, специальным составом с него смывалась краска и на чистой бумаге печатался номинал более высокий. Или подрисовывалось нужное число нулей — в зависимости от аппетитов преступников. Однако введение индивидуального размера для каждой банкноты и стабильность красок вынудили преступников практически отказаться от этого способа.

Немало проблем у них возникает с подделкой изображений, текстов и сетки. Как мы уже говорили, на подлинной купюре используются почти все виды печати. Фальшивки же делаются главным образом офсетом, он доступней и дешевле.

И тем не менее преступники находят возможности улучшать свою продукцию — во всяком случае, криминалисты всех стран вольно и невольно отдают им должное. Скажем, на 100-долларовой банкноте США выпуска 1981 года все номера и подписи уже обладают рельефом.

Интересно описание подделки 100 марок ФРГ 1970 года: «Краски лицевой и оборотной сторон выполнены почти как у подлинника... Портрет С.Мюнстера сделан неплохо, но на лице и одежде упущены многие отте-ночные линии, отчего правая часть лица выглядит более светлой, а головной убор более темным, в глазах отсутствуют концентрические окружности, борода и ворс мехового воротника воспроизведены грубо... Рисунку орла недостает выпуклости и рельефности...»

Неспециалист обрадуется: вон

сколько выявлено несоответствий — и окружностей нет, и борода не та. На самом деле это такие тонкости и мелочи, которые непросто уловить даже профессионалу, а уж кассир в магазине и даже банке почти наверняка их пропустит. Не случайно описание заканчивается словами: «Подделка очень опасная».

Но, конечно, офсет не в состоянии с необходимой точностью, цветопередачей и рельефностью воспроизвести подлинную купюру. Его разрешающей способности не хватает для передачи тонких рисунков. Полиграфисты говорят, что все фальшивомонетчики «прокалываются» на глазах (помните концентрические окружности глаз С.Мюнстера!), обычно они у них получаются пустые, безжизненные. Словом, по глазам узнают подлинность денег.

А как подступиться с офсетом к такой закавыке? На лицевой и оборотной сторонах тысячерублевки нанесены геометрические рисунки, которые, если смотреть на просвет, как бы заполняют друг друга. На некоторых иностранных купюрах точка на оборотной стороне попадает в центр кружочка на лицевой, как в мишень. «Изюминка» в том, что эти изображения делают на разных машинах, следовательно, они должны обеспечивать микроскопическую точность. То есть необходима техника, «в мастерстве» не уступающая знаменитому Левше.

В последние годы преступники получили мощное научно-техническое подспорье — ксерокс. По качеству фальшивки, выполненные с его помощью, пока проигрывают даже офсетным подделкам, но совершенствование ксерокса идет очень быстро, так что монетным дворам следует держать ухо востро.

И надо сказать, что продолжается создание все новых защитных барьеров. Изящный вариант использован на купюре достоинством 500 шиллингов (Австрия, 1985 г.): на оборотной стороне номер напечатан дважды, один светится под ультрафиолетом, другой - нет. Значит, преступникам надо делать двойную печать, причем разными красками. На 50 долларах США, 1981 год, в краску введены ферромагнетики, и они дают соответствующий сигнал в детекторе валют. На 100 австралийских долларах краска пропускает электрический ток. А полиграфисты уже думают о создании объемных изображений с помощью голографии.

А ты выявил фальшивку?

Но не перебарщивает ли государство, с таким рвением охраняя свои

деньги? Не похож ли поиск все новых барьеров на соревнование с самим собой? Своеобразным искусством для искусства? Ведь, как мы отмечали, опытным специалистам достаточно двух-трех признаков, чтобы на ощупь или на глаз, по водяному знаку, фоновой сетке «почуять» фальшивку. Так что в подавляющем большинстве случаев дело до контроля по многим другим барьерам доходит уже после ликвидации банды. Все тонкости и детали — глаза, борода, касание перекладин и т.д.— выявляются при описании подделки, которое ложится в архивы и востребуется только профессионалами. Выполнить же абсолютную копию не способна ни одна преступная организация. Кстати, прямой урон, который она может нанести государству, мизерный: десятки миллионов рублей. Это подтверждается многолетним опытом борьбы с фальшивомонетчиками. Стоит ли игра свеч?

Вопросы отнюдь не простые, тем более что печатание купюр обходится в огромные суммы. Оказывается, стоит. Выделим две основные причины. Первая: появление крупных партий фальшивок может вызвать панику у населения, бегство от «подозреваемого» дензнака и, как следствие, необходимость изъятия его из обращения. А это серьезный ущерб экономике. И вторая, пожалуй, более существенная. Государство всёгда очень ревниво относилось к денежной монополии. В деньгах своеобразный знак его достоинства, если хотите, престижа, гордости — вот как-де мы можем. Отсюда и нашпигованность маленькой бумажки всяческими технологическими хитростями и техническими диковинками.

Но насколько помогают они простым людям? Как выясняется, мы практически беззащитны перед самой заурядной фальшивкой. Особенно это усугубляется в периоды инфляции, когда в толстенных пачках выдаваемых денег, да еще скоропалительно напечатанных самыми разными цветами, отловить подделку сложно даже специалисту. Хорошо, если хватает времени прощупать хотя бы валюту.

Попавшись на удочку преступников, мы не можем вернуть наши деньги, государство фальшивки не обменивает. А, собственно, почему? Неужели считает всех жуликами? Нет уж, если взялось выпускать деньги и защищать нас от фальшивомонетчиков, за что, кстати, мы ему и платим налоги, то разве не справедливее будет обменивать подделанную купюру? Конечно, придется честно рассказать, как она у нас оказалась, чтобы помочь в поиске преступников.

Может, вообще стоит несколько изменить общую стратегию защиты?

10



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?